Глава 9

Праздничные деревянные маски, завернутые в красные платки, снова спали на чердаке. Темное помещение над каморкой было полно тайн. С порога Синяя Птица едва доставал пальцами до потолка, и самому ему было трудно забраться на чердак. Если что-нибудь нужно было достать оттуда, то отец приподнимал его и он в один миг оказывался наверху.
В той части коридора, где горели очаги, чердак раскрывался широким лазом, но постепенно крыша над ним опускалась все ниже и ниже и, наконец, смыкалась со стеной. По краю чердачного настила, ближе к очагам, стояли деревянные миски. Оттуда мать доставала ложки и посуду, раздавая их перед едой. Дальше, в глубине, куда Синяя Птица мог забраться только на четвереньках, лежала различная утварь и хлам: старые стрелы, луки, остроги для ловли рыбы, мотыги и пестики для маиса и совсем позади — большие деревянные маски. Они «просыпались» лишь с наступлением Нового года, когда их вытаскивали для ряженых.
Среди масок лежал также длинный кожаный мешок со снежными змеями.
В эту зиму их часто вытаскивали, потому что стояла холодная и сухая погода, особенно подходящая для игры. И синее небо, и сверкающий лед, и тусклое зимнее солнце благоприятствовали ей.
«Змей» был не чем иным, как тонкой деревянной палкой в человеческий рост, с тяжелой головкой, постепенно утончающейся к рукоятке. Во время игры змея нужно было бросать вдоль длинной борозды с ледяными краями. Для этого на реке расчищалась дорожка. Чем глаже были стенки ледяной борозды, тем дальше и быстрее проносился змей толстой головой вперед. Тот, что пролетал дальше других, получал приз.
Обычно играло одно семейство с другим. Снежный змей — одна из любимейших игр ирокезов.
— Ленапы ничего не понимают в этой игре, — говорил отец.
Малый Медведь, вне сомнения, был одним из лучших игроков среди старших родичей. Он знал всевозможные приемы и никогда не терял спокойствия.
Вечерами Синяя Птица залезал на чердак, сдвигал мешок со снежными змеями на край чердачного настила и осторожно передавал стоящему внизу отцу. У очага длинный мешок развязывали, с внутренней стороны в нем было три кармана, и в каждом — по три древка. Малый Медведь очень бережно обращался с этими палками.
— Смотри, — объяснял он мальчику, — прежде всего древки нужно хорошо смазать салом. — При этом он тряпкой, с разогретым медвежьим жиром, натирал древко, начиная с его толстой головы, и постепенно все дальше и дальше, до самого тонкого конца. — Нужно знать, каким жиром натирать в разную погоду. Если снег мелкий и сильный мороз, нужно брать медвежье сало; если снег твердый и на нем корка, — утиный жир, а при мокром снеге — подсолнечное масло.
Синей Птице разрешалось помогать отцу при натирании древков и потом раскладывать их в мешки по сортам древесины.
— Если идет снег хлопьями, — змеи из ясеня проносятся лучше, а при мокром снеге — лучше дубовые, — объяснял отец.
И уже на следующее утро потребовались ясеневые змеи. Мальчики по берегу реки тащили толстый, тяжелый чурбан, приминая рыхлый снег и расчищая длинную наклонную борозду. Там, где свежерасчищенная борозда заканчивалась, выходя на лед Бобровой реки, Синяя Птица и Дикий Козленок утаптывали квадратную площадку, стороны которой были по десять шагов. На этой площадке змеи, «усталые от полета» по длинной борозде, приземлялись, и там, где останавливалась голова змеи, судья состязания проводил черту.
Снова и снова протаскивали мальчики деревянный чурбан по узкой снежной борозде, пока она не стала достаточно глубокой, а её стенки гладкими и прочными. Постепенно собирались игроки и подавали советы.
— Лучше сглаживайте дно канавы, иначе змеи выскочат из неё посреди пути! Самый маленький осколок льда или бугорок могут выбросить змея.
Появился и Косой Лис и предложил им свою помощь. Синяя Птица бросил на него свирепый взгляд, но мальчик-ленап держал себя так вежливо и скромно, что, казалось, позабыл все зло.
Наконец дорожка стала совсем гладкой. Синяя Птица и Дикий Козленок быстро побежали к началу дорожки, где уже стояли метатели змея в ожидании начала.
Игру начал отец. Он вынул из кожаного мешка хорошо намазанный салом ясеневый змей, взял его большим и указательным пальцами левой руки за середину, а в согнутый указательный палец правой руки упер тонкий конец змея. Небольшой разбег, быстрый отмах руки назад, резкий бросок — и змей полетел вдоль дорожки! Он в полете касался то правой, то левой стенки. Иногда от толчка он нес свою толстую голову над краем борозды, покачивая её подобно змее, нацелившейся на добычу. Синяя Птица и в самом деле верил, что он видел настоящую несущуюся змею.
Мальчики побежали снова к концу дорожки, где судья соревнования, отмечая дальность броска каждого змея, наносил на снегу черточки. Уже издали Синяя Птица увидел Косого Лиса, стоящего у финиша…
— Гляди, как эта дрянь задирает нос, — пробормотал он.
— Ах, этот! Когда он лежал в люльке, его ни разу не подмывала мать! — презрительно сказал Дикий Козленок.
— Почему ты думаешь? Тебе кто-нибудь об этом рассказал?
— Ну что ты! Посмотри сам на его ноги. Они такие кривые потому, что лежа в люльке он все свое «золото» оставлял между ног, вот они и скривились.
Синяя Птица рассмеялся вместе с Диким Козленком. Ах, если бы он знал об этом раньше!
Послышалось легкое шипение несущегося по дорожке змея. Вдруг что то скрипнуло, змей подскочил, выпрыгнул из борозды, перелетел за её край и воткнулся в рыхлый снег. Косой Лис быстро подбежал к змею, вытащил его из снега и хотел уже нести к судье.
Поднялся всеобщий крик:
— Он отравит змея! Он отравит змея!
Испуганный Лис выронил древко. Он хотел сделать хорошее дело и не понимал, что так взволновало всех. Но Синяя Птица знал, что случилось. Отец предупреждал, что никто не должен трогать Снежного змея. «Только игрок и судья могут его брать, иначе считается, что он отравлен». Конечно, этого мог и не знать мальчик-ленап; ленапы вообще ничего не понимали в этой игре.
С криками «Он отравил змея! Он отравил змея!» наши мальчики бросились к смущенному Косому Лису, искавшему спасения в бегстве. Синяя Птица изо всех сил гнался за беглецом, но испуганный Лис несся, как заяц. А Шнапп с лаем носился вокруг Лиса и подгонял его. Наконец и собаке надоела погоня, и она вернулась к своему хозяину.
Остановился и Синяя Птица.
— Тебя никогда не подмывала мать! — крикнул он во все горло. Мальчик-ленап погрозил кулаком и издали выкрикивал бранные слова.
Синяя Птица их не понял; не видел он и брошенного на него, полного ненависти взгляда.
После игры в Снежного змея Синяя Птица не встречал больше своего старого противника. Впрочем, так было только до охоты, на которую Малый Медведь взял и Косого Лиса, так как тот уж очень просился пойти с ними.


Оглавление - Глава 10