Глава 2

Ку-Клукс-Клан

    Это странное слово по сей день остается языковой загадкой, его происхождение по-разному и одинаково безуспешно объясняется разными лингвистами. Название небезызвестного ку-клукс-клана одни связывают со звуком, производимым затвором винтовки. Другие считают, что оно состоит из следующих смысловых частей: кук — предостережение, глук — смутный шорох, лепет и клан — шотландское слово, обозначающее племя, род или шайку. Я не берусь решать, как в действительности обстоит дело, впрочем, сами члены ку-клукс-клана вряд ли доподлинно знают, откуда взялось название их организации и каково было его первоначальное значение. Возможно, их это совершенно не волнует. Не исключено, что кому-нибудь из них взбрело в голову произнести такое нелепое словосочетание, другим оно понравилось, и его стали повторять, нисколько не заботясь о смысле или полном отсутствии такового.
    Значительно яснее вырисовываются цели этой организации. Основанное в некоторых округах Южной Каролины, ку-клукс-клановское движение вскоре охватило территорию Северной Каролины, Джорджии, Алабамы, Кентукки, Миссисипи, Теннесси, а затем его влияние распространилось и на Техас. Ку-клукс-клан объединил множество непреклонных врагов Севера, боровшихся с порядками, введенными янки после победы в Гражданской войне. И действительно, в течение многих лет ку-клукс-клану удавалось приводить в смятение весь Юг, члены союза угрожали фермерам, тормозили развитие промышленности и торговли, и самое жестокое наказание не могло прекратить их бесчинств.
    Тайный союз возник как следствие реформ, навязанных правительством побежденному Югу, и объединял сторонников рабства и врагов унии и республиканцев. Члены организации при вступлении в её ряды приносили суровую клятву, обязывающую их беспрекословно подчиняться секретным предписаниям и под угрозой смерти сохранять тайну союза. Они не останавливались ни перед каким насилием, ни перед убийством, ни перед поджогом; регулярно собирались, чтобы вынести решение или приговор, а приводя их в исполнение, всегда появлялись верхом на лошадях, одетые в особую форму. Они стреляли в священников, проповедующих с амвона, в судей при исполнении ими служебных обязанностей, нападали на уважаемых отцов семейства, оставляя после себя изуродованные до неузнаваемости трупы.
    Всех бандитов и разбойников, вместе взятых, не боялись так, как ку-клукс-клана, который в конечном счете стал себя вести столь дерзко, что вынудил губернатора Южной Каролины обратиться к президенту Гранту за военной помощью, ибо с тайным союзом никто, кроме регулярных армейских частей, не мог справиться. Грант вынес дело на слушание конгресса, и тот издал указ, предоставляющий президенту полноту диктаторской власти для уничтожения ку-клукс-клана. Тот факт, что пришлось прибегнуть к столь драконовским мерам, свидетельствует, сколь страшная опасность таилась в деятельности тайного союза, опасность, угрожающая как каждому отдельному гражданину, так и народу в целом. Со временем ку-клукс-клан стал прибежищем для всякого сброда. Один священник, отпевавший семью, вырезанную средь бела дня ку-клукс-кланом, в набожном пылу и согласно действительности назвал деяния тайного союза борьбой детей дьявола с детьми Бога. И тогда в церкви появился человек в маске и выстрелил священнику прямо в лоб. Прежде чем присутствующие пришли в себя, убийца исчез.
   
    * * *
   
    Наш пароход только к вечеру доплыл до Ла-Гранхи. Капитан сказал, что русло реки обмелело и дальнейший рейс отменяется. Таким образом, мы вынуждены были сойти на берег. Виннету ещё до нас покинул борт судна и, вскочив в седло, скрылся в темноте за близлежащими домами.
    Прямо на пристани работал комиссионер, и Олд Дэт немедленно обратился к нему с вопросом:
    — Сэр, не скажете ли вы, когда сюда заходил последний пароход из Матагорды? И все ли пассажиры сошли здесь на берег?
    — Вчера, в том же часу, что и сегодня. А на берег сошли все, потому что судно должно было отчалить только на следующее утро.
    — Тогда не скажете ли вы, утром, когда пассажиры поднимались на палубу, вы уже сидели на причале?
    — Ну конечно, сэр.
    — В таком случае, может быть, вы поможете мне. Мы ищем двух наших приятелей, которые плыли на этом пароходе, а значит, останавливались здесь. Мы хотели бы знать, отплыли они утром или нет.
    — Трудно сказать, сэр. Были ещё сумерки, пассажиры спешили, толкались, да и всех не упомнишь, сэр. Мне кажется, уехали все, за исключением некоего Клинтона.
    — Клинтона? Его-то мы и ищем. Прошу вас, подойдите поближе к свету. Мой друг покажет вам фотографию, а вы скажете, Клинтон это или нет.
    Как мы и предполагали, комиссионер опознал Клинтона.
    — А вам случайно не известно, где он остановился? — продолжал расспрашивать Олд Дэт.
    — Не знаю в точности, но, кажется, в доме у сеньора Кортесио. По крайней мере, туда понесли его сундуки. Сеньор Кортесио — агент, занимающийся всякими торговыми делами, испанец по происхождению. Поговаривают, сейчас он тайно переправляет оружие в Мексику.
    — Я полагаю, он джентльмен?
    — Сэр, сегодня каждый корчит из себя джентльмена, даже если таскает седло на собственной спине.
    Эта колкость, хоть и не особенно язвительная, была камешком в наш огород. Олд Дэт пропустил её мимо ушей и с неизменной вежливостью задал следующий вопрос:
    — А в ваших палестинах, где, как мне показалось, кроме вашего фонаря, нет другого света, существует какой-нибудь трактир или иное помещение, где путешественник мог бы заночевать, не опасаясь нападения людей или насекомых?
    — Существует, но только один, а так как вы потеряли уйму времени на разговоры со мной, боюсь, что вас опередили другие пассажиры и заняли те несколько комнат, что трактирщик держит для приезжих.
    — Мда, не слишком приятная новость, — посокрушался Олд Дэт, не принимая близко к сердцу очередную колкость. — А нельзя ли рассчитывать на гостеприимство в частном доме?
    — Я не знаю вас, сэр, и не могу пригласить к себе — мой дом слишком тесен. Но я могу порекомендовать вам одного человека, который вас не прогонит на улицу, если вы, конечно, люди порядочные. Это кузнец, он переехал сюда с Миссури.
    — Ну что ж, — ответил старик, — мы с приятелем не разбойники с большой дороги. Деньги у нас есть, и мы охотно заплатим, поэтому мне думается, что ваш знакомый рискнет приютить нас. Не скажете ли, как пройти к его дому?
    — Денег он с вас не возьмет. Я бы сам вас провел, но у меня в порту ещё кое-какие дела. А мистер Ланге — так зовут кузнеца — в это время ещё сидит в трактире. Спросите о нем у трактирщика и скажите, что вас послал комиссионер. Идите прямо, а потом налево. В трактире ещё горит свет, так что вы без труда его найдете.
    Мы поблагодарили комиссионера за любезность, дав на чай, и пошли дальше с седлами за спиной. Свет в распахнутых окнах и шум, долетающий изнутри, безошибочно подсказывали нам, что мы приближаемся к трактиру. Над входом висело изображение диковинного зверя, напоминающего двуногую черепаху с крыльями, что, судя по надписи «У сокола», должно было представлять известную хищную птицу.
    Переступив порог, мы оказались в прокуренной, хоть топор вешай, комнате. Видно, у посетителей были очень здоровые легкие, раз они не задыхались в густом и вонючем табачном дыму. Впрочем, о превосходном состоянии их легких можно было судить ещё по тому, как громко они беседовали: каждый из них даже не разговаривал, а орал, не оставляя другим ни тени надежды на то, что утихомирится хотя бы на секунду и выслушает собеседника. Мы на несколько мгновений остановились у входа, ожидая, пока глаза привыкнут к дыму, и пытаясь различить людей и предметы в зале. Трактир состоял из двух помещений: большого — для завсегдатаев и меньшего — для заезжих и местных знаменитостей, что в Северной Америке было редкостью, ибо граждане свободной страны не признавали сословных и общественных различий.
    В первом помещении свободных мест не было, и мы прошествовали во второе. Там нашлась пара стульев, которые мы немедленно и заняли, устроив в углу нашу поклажу. За тем же столом несколько мужчин потягивали пиво. Они окинули нас быстрыми изучающими взглядами, и нам показалось, что при нашем появлении мужчины перевели разговоры на другую тему. Двое из них были так похожи друг на друга, что всякому становилось ясно, что это отец и сын. Крупные, сильные, с выразительными чертами и огромными кулаками, эти люди всем своим видом сразу наводили на мысль, что занимаются они тяжелым физическим трудом. Их лица, излучавшие доброжелательность, разгорячились от напитков, а ещё больше от возбуждения, словно они обсуждают нечто в высшей степени неприятное.
    Когда мы уселись за стол, они подвинулись ближе к своему краю, давая понять, что не хотят иметь с нами ничего общего.
    — Оставайтесь на своих местах, джентльмены, — сказал Олд Дэт, — мы не помешаем вам, тем более не проглотим, хотя с утра у нас крошки во рту не было. Не подскажете ли нам, чем здесь можно подкрепиться, не опасаясь за желудок?
    Тот, кого я принял за отца, прищурил правый глаз и с улыбкой ответил:
    — Ну, проглотить нас без борьбы будет не так-то просто, мы ещё посмотрим, кто кого. Впрочем, вы выглядите как второй Олд Дэт. Не думаю, чтобы вам было неприятно это сравнение.
    — Олд Дэт? А кто это такой? — спросил мой друг, изображая на лице полнейшее недоумение.
    — В любом случае это вестмен поизвестнее вас. За один месяц он сделал больше, чем кто-либо за всю жизнь. Мой мальчик, Билли, видел его.
    «Мальчик» выглядел лет на двадцать шесть, у него было решительное загорелое лицо, и, судя по увесистым кулакам, он без труда справился бы с полдюжиной противников. Олд Дэт покосился на «мальчика» и спросил:
    — Он видел его? А где, если не секрет?
    — В шестьдесят втором году в Арканзасе, за несколько часов до того, как началась битва при Пи-Ридж. Но об этих событиях вам вряд ли что известно, а если известно, то понаслышке.
    — Почему же? Я много путешествовал по Арканзасу и, кажется мне, именно в то время был где-то поблизости от Пи-Ридж.
    — Да? А кого вы поддержали? Сейчас такие времена, что, прежде чем сядешь с кем-то за один стол, надо выяснить, за кого он и чем дышит.
    — Успокойтесь, сэр. Думаю, вы, как и я, не оплакиваете судьбу битых рабовладельцев.
    — В таком случае я вас сердечно приветствую в Ла-Гранхе, сэр. Но мы говорили об Арканзасе и об Олд Дэте. Вы знаете, что в начале войны Арканзас поддержал конфедератов-южан, только потом все круто изменилось. Все порядочные люди, которым претила жестокость плантаторов, собрались и объявили себя сторонниками Севера. Но всякая сволочь, а к ним я причисляю рабовладельцев, сумела взять власть в свои руки и, вопреки мнению умных людей, присоединила Арканзас к Югу. Я жил тогда в Миссури, в Поплар-Блафф, поблизости от границы с Арканзасом. Мой мальчик пошел добровольцем и воевал в составе одного из полков северных штатов. Как-то, пытаясь помочь сторонникам республиканцев в Арканзасе, туда послали на разведку нескольких солдат. Билл оказался среди них. Однако разведчики неожиданно наткнулись на сильный отряд противника, и им пришлось сдаться.
    — Они попали в плен? Тогда в плену было несладко. Я знаю, как вели себя южане по отношению к военнопленным: восемьдесят человек из ста умирали от голода и лишений. Но пленных никто не убивал!
    — Вот тут вы ошибаетесь, наши молодцы сражались не на жизнь, а на смерть и, когда у них кончились патроны, схватились за ножи и приклады. В схватке полегло так много южан, что те взбесились и решили расстрелять пленных. Билл — мой единственный сын, и я бы остался один как перст, но этого не случилось благодаря Олд Дэту.
    — Как же это вышло? Чертовски любопытно. Этот вестмен, Олд Дэт, или как его там, привел подмогу и отбил пленных?
    — Пока он бегал бы за подмогой, всех пленных успели бы перерезать до одного. Он совершил неслыханно дерзкое дело — он в одиночку освободил ребят.
    — Тысяча чертей! Ну и ну!
    — Он тайком пробрался в лагерь, ужом прополз на животе, как это делают индейцы. Ему помог дождь: в ту ночь лило как из ведра и загасило все костры. Батальон южан стоял лагерем на ферме. Офицеры заняли дом, а солдаты разместились кто где мог. Пленных заперли в сарае, где находился пресс для сахарного тростника. На каждом углу выставили по часовому. Ночью, сразу после смены караула, сквозь грохот ливня послышался шум, доносившийся с крыши. Ребята стали прислушиваться. Вдруг раздался треск, и часть гонтовой крыши провалилась. Потом появилась дыра в потолке, и в помещение полил дождь. На несколько мгновений все стихло, потом через отверстие в потолке кто-то просунул ствол молодого дерева с сучьями. По нему-то пленные и выбрались на крышу, а оттуда спрыгнули на землю. Там лежали тела четверых часовых. Забрав у них оружие, ребята двинулись в обратный путь. Спаситель благополучно вывел их из лагеря южан и в целости и сохранности доставил до самой границы. Только там, прощаясь, они и узнали, что их спас с риском для собственной жизни сам Олд Дэт, знаменитый вестмен.
    — Он пошел с ними?
    — Нет, сослался на важные и неотложные дела и исчез в темноте, не дав поблагодарить себя. Ребята даже не успели рассмотреть его как следует. Билл запомнил только высокую худую фигуру, но ему посчастливилось говорить с Олд Дэтом, и он на всю жизнь запомнил слова этого мужественного человека. Если когда-нибудь Олд Дэт окажется среди нас, мы сумеем доказать ему, что долг платежом красен.
    — Я думаю, он и так не сомневается в вашей благодарности. Полагаю, ваш сын не единственный человек, чем-то обязанный Олд Дэту. Но, сэр, вернемся к нашим делам: может быть, вы знакомы с неким мистером Ланге из Миссури?
    Мужчина пристально посмотрел на Олд Дэта.
    — С неким мистером Ланге? — повторил он вопрос. — А зачем он вам понадобился?
    — Боюсь, что у трактирщика уже не осталось свободных комнат, а комиссионер с пристани рекомендовал нам мистера Ланге как человека гостеприимного, у которого можно переночевать. Он советовал нам сослаться на него. Кроме того, он сказал, что мы найдем его здесь, в трактире.
    Мужчина ещё раз испытующе посмотрел на нас.
    — Найдете, вернее, уже нашли. Я и есть Ланге. Поскольку вас прислал ко мне комиссионер и вы показались мне порядочными людьми, мой дом в вашем распоряжении, джентльмены. Надеюсь, мои глаза меня не подвели и я в вас не ошибся. Кто ваш товарищ, до сих пор не сказавший ни слова?
    — Мой друг, человек очень образованный, приехавший сюда в погоне за счастьем.
    — Господи! В Европе люди бросают все и мчатся через океан в надежде, что здесь их ждет богатство и счастье! Уверяю вас, сэр, здесь надо намного больше попотеть, пока вы добьетесь хоть чего-нибудь, я уж не говорю о счастье. Ну да ладно. Бог не выдаст, свинья не съест. Добро пожаловать в наши края!
    Он протянул руку мне, затем — Олд Дэту. Старик взял её в обе ладони, сжал и произнес:
    — Но если у вас возникли сомнения, можно ли нам доверять, спросите нашего «мальчика», и он подтвердит, что мы свои.
    — Билл, мой мальчик? — удивился Ланге.
    — Кто же еще? Вы сказали, что он говорил с Олд Дэтом и помнит каждое его слово. Уважьте старика, молодой человек, повторите, что он вам тогда наплел?
    Билл с готовностью ответил:
    — Олд Дэт шел впереди отряда. Мы тайной тропой пробирались к границе. Я был ранен в руку, кровь запеклась, и рукав прилип к ране. Продираясь сквозь заросли, Олд Дэт отпустил большую ветку, и она с размаху больно ударила меня прямо по ране. Я не сдержался и громко крикнул от боли.
    — За что Олд Дэт назвал вас ослом, — вмешался вестмен.
    — А вы откуда знаете? — изумился Билл.
    А старик тем временем продолжал:
    — Вы стали оправдываться, пожаловались, что у вас воспалилась огнестрельная рана, на что он вам посоветовал смочить рукав соком подорожника. Сок охладит рану и не даст развиться гангрене.
    — Так все и было! Но как вы узнали? — воскликнул молодой Ланге в крайнем изумлении.
    — И вы ещё спрашиваете? Да ведь это я подал вам такой дельный совет. Вспомните, ваш отец заметил, что я смахиваю на Олд Дэта. Он совершенно прав, я и этот старый хрыч похожи, как два сапога из одной пары!
    — Так вот оно что. Значит, это вы и есть? — Билл вскочил с места и бросился было к Олд Дэту.
    Однако отец ухватил его за полу куртки и усадил на место.
    — Сиди! — строго приказал он. — Право и обязанность отца первым выразить благодарность и обнять твоего спасителя. Но пока лучше воздержаться от объятий, ты сам знаешь, где мы находимся и как присматривают за нами.
    И добавил, обращаясь к Олд Дэту:
    — Сэр, я хочу, чтобы вы поняли меня правильно. Не время рассыпаться в благодарностях. Черт не дремлет. Поверьте, я безгранично благодарен вам и именно поэтому должен соблюдать предосторожность в интересах вашей же безопасности. Насколько мне известно и как открыто поговаривают, все знают вас как ярого сторонника аболиционистов. Во время войны вы совершили немало славных подвигов и причинили южанам немалый ущерб. Вы служили проводником и разведчиком в северной армии и проводили отряды по таким тропинкам, где никто не осмелился бы сделать ни шагу. Мы все за это очень вас почитаем, но южане по сей день называют вас лазутчиком и шпионом, и окажитесь вы в компании сторонников сецессиона, вас вздернут на ближайшем дереве.
    — Да знаю, знаю, — с презрением ответил Олд Дэт. — Но я не из трусливых, мистер Ланге, хотя должен честно признаться, что желания быть повешенным не испытываю. Мне что ни день угрожают веревкой, а я, как видите, все ещё жив. Не далее как сегодня шайка разбойников пыталась повесить нас на пароходной трубе, но у них ничего не получилось.
    И Олд Дэт рассказал о происшествии на судне, а когда закончил рассказ, Ланге задумчиво почесал затылок и произнес:
    — Капитан поступил благородно, но он играет с огнем. Ему придется остаться в Ла-Гранхе до утра, а бандиты — дай Бог, чтобы я ошибся, — заявятся сюда ночью и бросятся сводить счеты. А с вами может приключиться и кое-что похуже.
    — Эти негодяи мне не страшны. С такими, как они, я встречался не раз.
    — Не будьте столь самоуверенны, сэр. Их здесь поддержат. В последние дни в Ла-Гранхе стало неспокойно. Со всех концов сюда стекаются неизвестные и подозрительные люди, они заняли все места в постоялом дворе и на частных квартирах, поодиночке не ходят и все о чем-то тайно толкуют. У них здесь нет и не может быть дел, весь Божий день они бесцельно слоняются по городу и ведут себя вызывающе. Сейчас они сидят в первом зале и горлопанят что есть мочи: пасти разевают так широко, что в них гризли мог бы берлогу устроить. Часом раньше, до того как вы сюда пришли, они стали задирать нас. И не сдержись мы, не миновать бы потасовки, а то и кровопролития. У меня нет больше желания оставаться здесь, да и вы, наверное, устали. Предупреждаю сразу: с ужином дело обстоит из рук вон плохо. Я вдовец, мы с сыном ведем холостяцкую жизнь и обедаем в трактире. Я и дом-то продал несколько дней тому назад, когда почувствовал, что земля горит у меня под ногами. Я вовсе не хочу сказать, что здешний народ мне не по нраву, нет, они не хуже других. Но судите сами: наша война только-только закончилась, мы ещё и раны зализать не успели. В Мексике идут бои, а Техас, заметьте, находится на границе. Здесь, куда ни глянь, неспокойно. Отовсюду съезжается всякий сброд, какая уж тут жизнь! Поэтому я и решил все продать и уехать к дочери. Она замужем, и очень удачно. Зять подыщет мне работу, лучшего и желать нельзя. К тому же я нашел покупателя, который готов приобрести мое хозяйство. Заплатил он мне наличными, так что я могу уехать, когда захочу. Я уже все решил — еду в Мексику.
    — Как это, сэр? — удивился Олд Дэт.
    — Что как? — не понял кузнец.
    — Вы только что жаловались на Мексику, вам не нравилось, что там воюют, и вдруг собираетесь туда?!
    — По-другому и быть не может, сэр. Впрочем, не везде в Мексике идут бои. В Чиуауа, а именно туда я и собираюсь, война уже кончилась. Сначала Хуаресу пришлось отступать до самого Эль-Пасо, но вскоре он собрался с силами и потеснил французов на юг страны. Их дни сочтены, вышибут из Мексики под зад коленкой. Сейчас все будут драться за столицу, а северные провинции война обойдет стороной. Там-то и живет мой зять. Он человек обеспеченный, шутка сказать — владелец серебряных рудников. В Мексике он уже полтора года и в последнем письме извещает о рождении наследника, который ну никак без дедушки обойтись не может. Что прикажете делать? Неужели я останусь здесь? Нам с Биллом обещали хорошие должности при рудниках, а кроме того, я сам буду учить маленького принца молитве и таблице умножения. Безусловно, дедушка должен быть вместе с внуком. Поэтому я и еду в Мексику, а если вы захотите отправиться в путь вместе с нами, то милости просим — мы будем только рады.
    — Гм! — буркнул Олд Дэт. — Не шутите, сэр, а то вдруг мы воспользуемся вашим приглашением.
    — Разве вы тоже направляетесь в Мексику? Это было бы чудесно! Вашу руку, сэр! Решено, едем вместе!
    И Ланге протянул руку старику.
    — Да не спешите вы как на пожар! — рассмеялся Олд Дэт. — Я действительно предполагаю, что мы поедем в Мексику, однако на сегодняшний день мы ещё не знаем, куда и когда именно.
    — Это не имеет никакого значения, я готов ехать с вами когда и куда угодно. Отсюда все дороги ведут в Чиуауа, днем раньше, днем позже я все равно туда доберусь. Прежде всего я забочусь о себе и о собственной выгоде. Вы известный вестмен и опытный проводник. Если я поеду вместе с вами, то, несомненно, прибуду на место цел и невредим, а что может быть важнее в наше беспокойное время? Вы должны с кем-то посоветоваться, прежде чем пуститься в путь?
    — Знакомы ли вы с неким сеньором Кортесио?
    — Знаком ли я с ним? Ла-Гранха — маленький городок, мы здесь все на «ты». Именно он и купил мое хозяйство.
    — Прежде всего мне необходимо знать — мошенник он или человек чести.
    — Ну конечно, человек чести. Меня мало волнуют его политические взгляды, для меня гораздо важнее, чтобы он сдержал свое слово. У него явно какие-то дела по ту сторону границы. По ночам у него во дворе грузят на мулов тяжелые ящики, а в доме собираются люди, которые затем уходят на Рио-дель-Норте. Я предполагаю, и, как мне кажется, совершенно правильно, что он поставляет Хуаресу оружие и боеприпасы, а также людей, готовых сразиться с французами. И хотя он зарабатывает, и неплохо, на этом деле, в мужестве ему не откажешь, потому что в наше время на такой риск идут только отчаянные головы.
    — Где он живет? Мне надо непременно ещё сегодня переговорить с ним.
    — Он будет дома к десяти часам. Я тоже собирался зайти к нему потолковать об одном дельце, но оно само собой решилось, и теперь не стоит беспокоить по пустякам занятого человека. Так вот, он мне говорил, чтобы я приходил к нему в десять часов, так как к этому времени он вернется.
    — Кто-нибудь присутствовал при вашем разговоре?
    — Двое мужчин, один — постарше, другой — помоложе.
    — Вы знаете их имена? — вмешался я в разговор.
    — Мы просидели с ними вместе около часа, а за это время хочешь не хочешь познакомишься. Младшего звали Олерт, старшего — сеньор Гавилан. Тот, что постарше, был, видно, и раньше знаком с сеньором Кортесио, так как они вспоминали, что когда-то встречались в Мехико.
    — Гавилан? Я не знаю, кто это. Неужели Гибсон опять сменил фамилию? — озадаченно спросил меня Олд Дэт.
    Но кузнец на фотографиях без колебания опознал обоих мужчин.
    — Это они, сэр, — подтвердил он. — Худой и со смуглым лицом — сеньор Гавилан, а второй — мистер Олерт. Он меня вконец смутил тем, что расспрашивал о людях, с которыми я никогда в жизни не встречался. Сначала про какого-то негра по имени Отелло, затем про одну молодую мисс, кажется, из Орлеана, её звали Жанна, и она пасла овец, а потом зачем-то пошла воевать с королем Англии. Дальше — больше, он вспомнил какого-то мистера Фридолино, несчастную леди Марию Стюарт, которой отрубили голову, колокол, якобы певший песню Шиллера, сэра Уланда, который проклял двух трубадуров, за что королева одарила его розой, снятой с собственной груди. Мистер Олерт был очень рад, что есть возможность поговорить, и так и сыпал именами и историями, я, правда, не все упомнил. У меня в голове все смешалось и шумело, как жернова. Мистер Олерт показался мне добрым и безобидным, но готов держать пари, что он не в своем уме. Потом он читал мне стихи, где была жуткая ночь, мрак, гром, дождь, яд в сердце, словом, сплошная несуразица. Я не знал, плакать мне или смеяться.
    Сомнений не было: мистер Ланге разговаривал с Уильямом Олертом. Гибсон в который раз сменил имя. Как я теперь полагал, фамилия Гибсон тоже была не настоящая. Возможно, он раньше действительно жил в Мексике, и тогда его звали Гавилан, и под этим именем его знавал сеньор Кортесио. Гавилан по-испански означает «ястреб», что как нельзя лучше подходило к этому человеку. Следовало выяснить, чем он объяснял посторонним присутствие Олерта в своем обществе. Несомненно, он непонятным образом влиял на неуравновешенного Уильяма, подавлял его волю и поддерживал в нем навязчивую идею. Предполагая, что одержимый литературой Олерт не мог не заговорить на эту тему, я спросил:
    — Мистер Олерт больше ничего не рассказывал?
    — О да! Он долго говорил о пьесе, которую якобы сочиняет, но сначала ему самому надо пережить и испытать на себе все то, о чем он будет писать.
    — Но это невозможно!
    — Не могу с вами согласиться, сэр. Сумасшествие в том и заключается, что больной принимается за дела, которые и в голову никогда не пришли бы разумному человеку. Мистер Олерт постоянно поминал какую-то сеньориту Фелису Перилья, которую он собирается похитить с помощью своего друга.
    — Да, он действительно с ума сошел. Его необходимо остановить. Он все ещё здесь, в Ла-Гранхе?
    — Нет. Вчера они с сеньором Гавиланом уехали в Гопкинс-Фарм, а оттуда собирались отправиться на Рио-Гранде.
    — Плохо, хуже не придумаешь. Мы должны немедленно последовать за ними, лучше всего ещё сегодня. Можно ли здесь купить пару хороших лошадей?
    — У сеньора Кортесио всегда есть лошади, он снабжает ими сторонников Хуареса. Но я не советую вам пускаться в путь ночью. Дорогу вы не знаете, а искать проводника уже поздно.
    — И все же попытаемся уехать сегодня. Нам необходимо немедленно переговорить с сеньором Кортесио. Уже одиннадцатый час, покажите нам, пожалуйста, где он живет.
    — С удовольствием. Идите за мной.
    Мы встали из-за стола и направились к выходу, когда у дома послышался топот копыт. Через несколько мгновений в трактир ввалилась новая компания, и мы, к своему изумлению, узнали забияк, которых капитан парохода сегодня выкупал в реке и тем самым спас им жизнь. По-видимому, их хорошо знали, так как встретили приветственными криками. Посыпались вопросы, и мы сразу поняли, что эту шайку здесь ждали. К счастью, они настолько увлеклись беседой с приятелями, что не заметили нашего присутствия, и мы, чтобы не дразнить гусей, вернулись на свои места. Но теперь пройти через первый зал было невозможно: бандиты, увидев нас, несомненно, полезли бы в драку. Ланге, узнав от нас, кто такие новоприбывшие, слегка прикрыл дверь, чтобы мы, оставаясь невидимыми, могли слышать, о чем они говорят. Кроме того, мы сели к двери спиной.
    — Нельзя допустить, чтобы они заметили вас, — сказал кузнец. — Если раньше они приняли вас за шпионов и пытались линчевать, то теперь уж точно схватки не избежать.
    — Ничего страшного, — ответил Олд Дэт. — Мы не можем отсиживаться здесь и ждать, пока они уйдут. Времени у нас в обрез, и мы должны поскорее нанести визит сеньору Кортесио.
    — Хорошо, сэр. Мы потихоньку уйдем отсюда, не привлекая их внимания.
    Олд Дэт обвел комнату взглядом и удивленно спросил:
    — Но как? Есть только один выход — через первый зал.
    — Ничего подобного. Отсюда даже удобнее.
    И кузнец указал на окно.
    — Вы не шутите? — спросил старик. — Я начинаю подозревать, что вы трусите. Неужели мы удалимся, не попрощавшись, убежим, как мыши от кота? Да над нами смеяться будут!
    — Человек я не робкий, но считаю, что лучше поступить по старой доброй пословице: умный дураку уступит. И сделаю это не из трусости, а из предосторожности. Думаю, не стоит напоминать, джентльмены, что их раз в десять больше, чем нас. Это самонадеянные наглецы, и беспрепятственно пройти нам не удастся. А так как я не люблю, когда меня задирают, да и вы, думаю, из тех людей, что в обиду себя не дают, то хочешь не хочешь, а драться придется. Я, правда, не боюсь доброй потасовки, где дерутся кулаками или даже ножками от стульев. Я ведь кузнец, и рука у меня тяжелая. Но револьвер — непредсказуемое оружие. Последний трус и слизняк может пулей с горошину уложить самого отважного бойца. Не надо большого ума, чтобы понять, что нам выгоднее украдкой улизнуть в окно, чем торжественным выходом вызвать их нападение. И хотя в схватке достанется и нам и им и неизвестно, чья возьмет, они разозлятся гораздо больше, когда узнают, что мы их провели.
    В глубине души я признавал правоту рассудительного кузнеца. Олд Дэт помолчал немного и заметил:
    — Вообще-то вы правы. Вы меня убедили, и я согласен сигануть в окно, как мальчишка. Послушайте только, как они разорались! Похоже, они вспоминают, как их проучили на судне.
    Действительно, наши знакомцы по пивной в Матагорде рассказывали об Олд Дэте, обо мне, о вероломстве капитана, словом, обо всем, что приключилось с ними на пароходе. После того как они оказались на берегу, у них начались распри, и это их задержало. Сначала они спорили, как лучше отомстить капитану и наказать его за коварство. Затем никак не могли договориться, каким путем двигаться дальше: одни хотели дождаться очередного парохода, другие кричали, что времени у них в обрез, и требовали немедленно пуститься в путь.
    — Не могли же мы сидеть сутки в ожидании следующего парохода — мы ведь помнили, что нас ждут здесь, — продолжал рассказчик. — К счастью, рядом нашлась ферма, где нам любезно одолжили лошадей.
    — Любезно одолжили? — спросил кто-то с насмешкой в голосе.
    — Ну конечно, мы их любезно попросили, а они нам любезно одолжили, ха-ха-ха! Вначале лошадей не хватало, и пришлось ехать по двое. А потом по пути стали попадаться другие фермы, и в конце концов у каждого уже была своя лошадь.
    Бандиты встретили рассказ о грабеже взрывом хохота. Однако беседа продолжалась.
    — А здесь все в порядке? Те, кто искал встречи с нами, приехали?
    — Приехали.
    — Одежду привезли?
    — Целых два сундука, хватит с избытком.
    — Вот и хорошо. Славная у нас будет потеха. Но со шпионами и капитаном надо рассчитаться. Пароход всю ночь простоит у пристани здесь, в Ла-Гранхе, так что капитан от нас не уйдет. Индейца и лазутчиков тоже долго искать не придется, люди они заметные: на одном — новенький трапперский костюм, и у обоих на спине седла.
    — Седла? — радостно заорали в один голос бандиты. — Неужели это те двое, что недавно вошли и сели во втором зале? У них не было…
    Конца фразы мы не расслышали, так как говоривший понизил голос.
    — Пора уходить, джентльмены, — произнес кузнец. — Они нагрянут сюда с минуты на минуту. Первыми выходите вы. Седла мы вам подадим.
    Больше ждать было нельзя. Не раздумывая, я выпрыгнул в окно. Олд Дэт последовал за мной. Кузнецы передали нам оружие и вещи и через секунду тоже стояли рядом с нами.
    Мы оказались у боковой стены здания на маленьком, огороженном невысокой оградой газоне. Перепрыгнув через забор, мы оглянулись и увидели, что и остальные посетители второго зала покидают помещение уже проверенным нами способом, видимо, не полагаясь на «любезное» обращение сторонников сецессиона.
    — Вот удивятся негодяи, — посмеивался Ланге, — когда обнаружат, что добыча ускользнула у них из рук. Как умно мы поступили!
    — Позор на мою седую голову! — роптал Олд Дэт. — Я прямо слышу, как они издевательски хохочут над нами!
    — Пусть. Мы посмеемся последними, а как известно, это куда полезнее для здоровья. Я им ещё докажу, что не боюсь их, но от кабацких драк меня увольте.
    Оба кузнеца, отец и сын, подхватили наши седла, а когда мы запротестовали, сказали, что не допустят, чтобы их гости тащили на себе такую тяжесть. Вскоре мы оказались между двух домов. В левом было темно, а в правом сквозь щели в ставнях пробивался свет.
    — Сеньор Кортесио уже дома, — объяснил нам Ланге. — Это у него горит свет. Постучитесь, и вам откроют. Как только закончите свои дела, приходите в дом слева от дороги, там мы и живем. Тем временем попробуем сообразить какой-нибудь ужин.
    Кузнецы отправились домой, а мы подошли к дому сеньора Кортесио. В ответ на наш стук дверь приоткрылась, и кто-то через узкую щель спросил на ломаном английском:
    — Кто там быть?
    — Друзья, — ответил Олд Дэт. — Сеньор Кортесио дома?
    — Вы чего хотеть от сеньора Кортесио?
    Судя по выговору, нас допрашивал негр.
    — У нас к нему дело.
    — Вы сказать, какое дело, иначе я не впускать.
    — Мы от мистера Ланге.
    — Ах, масса Ланге! Он хороший человек. Вы заходите, но немножко ждать.
    Дверь захлопнулась, чтобы сразу же широко распахнуться, и негр-слуга пригласил нас войти.
    — Входите. Сеньор сказать, что сейчас принимать вас.
    По узкому коридору мы прошли в маленькую комнату, очень скромно обставленную: несколько стульев, стол и конторка. У конторки с бумагами, лицом к двери, стоял высокий худой мужчина. По его внешности мы сразу поняли, что перед нами испанец.
    — Буэнас ночес, — ответил он по-испански на наше учтивое приветствие. И сразу же перешел на английский: — Вас прислал сеньор Ланге? Могу ли я спросить вас о цели вашего визита?
    Мне стало интересно, что ответит Олд Дэт, оставивший за собой единоличное право вести беседу с сеньором Кортесио.
    — Может быть, у нас к вам серьезное дело, а может быть, нам потребуются от вас некоторые сведения. Нам самим ещё точно неизвестно.
    — Хорошо, все выяснится в свое время. А пока присаживайтесь и угощайтесь сигаретками.
    Он подал нам портсигар и спички. Трудно было отказаться от угощения. Сигаретки тогда только начинали входить в обиход, и Олд Дэт, который предпочитал трубку самой изысканной сигаре, закурил одну, самую тоненькую, и едва успел сделать несколько затяжек, как она уже сгорела.
    — Дело, по которому мы вас беспокоим, — начал Олд Дэт, — не особенно-то и важное. А пришли так поздно мы по той причине, что раньше, как нам сказали, вас не было дома. Нам не хотелось бы оставаться в городе до утра, потому что нам не нравится обстановка. Мы собираемся пробраться в Мексику и предложить свои услуги Хуаресу. Как понимаете, такое решение принимают, только все продумав и все взвесив. И в этом случае необходимо быть уверенным, что вас примут с должным вниманием. Мы навели справки и узнали, что можем предложить свои услуги прямо здесь, в Ла-Гранхе. Нам указали на вас, поэтому мы в вашем доме. Не откажите в любезности и подтвердите, правильно ли мы сделали, обратившись к вам.
    — Кто рассказал вам про меня, сеньоры?
    — Один человек, которого мы встретили на судне, — вдохновенно лгал Олд Дэт. — Затем мы случайно познакомились с мистером Ланге. Он-то нас и предупредил, что до десяти вечера вы будете в отлучке. Мы северяне и воевали против Юга. У нас есть боевой опыт, и мы можем пригодиться президенту Мексики.
    — Вы хорошо изложили свое дело, но, не в обиду будет сказано, человек вы уже немолодой, хватит ли у вас сил переносить тяготы и невзгоды, обычные в военное время?
    — Мне по душе ваша откровенность, сеньор, — рассмеялся старик. — Однако, когда вы узнаете, с кем имеете дело, вы сразу измените свое мнение и поймете, что и такая развалина, как я, может на что-нибудь сгодиться. Обычно меня зовут Олд Дэт.
    — Олд Дэт? — воскликнул удивленный Кортесио. — Возможно ли это?! Вы — знаменитый вестмен и проводник, которого южане помнят до сих пор?
    — Да, это я. И мой внешний вид, который вам так вначале не понравился, лучше всего удостоверит мою личность.
    — Вы совершенно правы. Но я должен соблюдать осторожность, чтоб слух о том, что я вербую добровольцев для армии Хауреса, не дошел до чужих ушей. Сейчас опасно попасть под подозрение. Но так как вы — Олд Дэт, у меня нет повода для опасений, и я заявляю вам прямо: вы правильно обратились ко мне. Я готов принять вас немедленно и даже предлагаю офицерский чин, подобный человеку вашего ранга и опыта. Услуги Олд Дэта следует использовать соответствующим образом, простым солдатом он принесет меньше пользы.
    — Я того же мнения, сеньор. А что касается моего товарища, то даже если он начнет рядовым, то вскоре все равно получит офицерский чин. Несмотря на молодость, его уже произвели в капитаны. Зовут его просто — Мюллер, но вы наверняка должны были слышать о нем. Он служил в армии Шеридана и в чине лейтенанта командовал передовым отрядом во время флангового марша на Мишенери-Ридж. Вы, наверное, знаете, какие славные дела вершились тогда. Шеридан приметил Мюллера и выделил его, давая возможность принять участие в рискованных прорывах. Это он командовал конным отрядом, что освободил из плена генерала в битве при Файф-Фокс, такой кровавой и имевшей такие значительные последствия. Думаю, он вам подойдет.
    Старик нес несусветную чушь, придумывая красочные детали на ходу, но возражать или вмешиваться было нельзя. Я чувствовал, как кровь приливает к лицу, но Кортесио, слава Богу, принял мой румянец за проявление скромности. Добрый малый пожал мне руку и сам, из лучших чувств, принялся врать:
    — Пусть вас не смущает заслуженная похвала, сеньор Мюллер. Я, конечно же, слышал о ваших подвигах и очень рад вас видеть у меня в доме. Разумеется, вам я тоже предлагаю офицерский чин. И готов сразу выдать некоторую сумму на ваши нужды.
    Олд Дэт уже открыл рот, чтобы принять предложение Кортесио, поэтому я стал поспешно отказываться:
    — Это лишнее, сеньор, мы не можем согласиться, чтобы вы взяли на себя снабжение нас всем необходимым. Пока нам нужны только две лошади, и мы в состоянии заплатить вам за них. Седла и сбруя у нас есть.
    — Прекрасно. У меня как раз есть пара очень неплохих лошадей, и я, раз вы согласны заплатить за них, продам их вам по той цене, по которой они мне достались. Завтра утром отправимся в конюшню. Это лучшие кони, какие у меня есть. Вы уже нашли место для ночлега?
    — Да, нас пригласил к себе мистер Ланге.
    — Превосходно. Если бы не его приглашение, вы могли бы остаться у меня, хотя мой дом невелик. Когда вы предпочитаете уладить формальную сторону дела — сегодня или завтра с утра?
    — Хотя я и не знаю, что вы понимаете под формальной стороной, лучше сегодня, — ответил Олд Дэт.
    — Пока никаких особенных формальностей и не требуется, так как вы поступаете на военную службу на собственные средства. Присягу вы принесете, когда прибудете на место и вступите в должность. Сейчас я только выдам вам паспорта и рекомендательные письма, чтобы не возникло никаких препятствий для получения офицерского чина. Лучше иметь все бумаги при себе и в порядке, ибо человек предполагает, а Бог располагает, и кто знает, что случится с нами в следующую минуту. Прошу вас, обождите четверть часа. Вот сигаретки и старое вино, которым я угощаю только дорогих гостей. К сожалению, это последняя бутылка.
    Он подал нам сигаретки и бутылку вина, встал за конторку и принялся писать. Олд Дэт за его спиной состроил смешную гримасу, из чего я сделал вывод, что он вполне доволен достигнутым успехом. Затем он налил до краев стакан вина и осушил его залпом за здоровье сеньора Кортесио. Но мне итоги нашей беседы казались не столь радостными, так как об интересующих меня людях пока не было сказано ни слова. Я шепнул об этом старику, но он ответил мне успокаивающим жестом, мол, сам все уладит.
    За пятнадцать минут Олд Дэт опорожнил бутылку вина, а Кортесио покончил с бумагами. Он прочел нам вслух рекомендательные письма, содержание которых полностью нас удовлетворило, и запечатал их в конверты. Затем заполнил четыре бланка и вручил каждому из нас по два экземпляра. К моему величайшему удивлению, я обнаружил, что держу в руках два паспорта: один — на французском языке с подписью генерала Базена, — второй — на испанском, подписанный Хуаресом. Кортесио не мог не заметить мое изумление и сказал, хитро улыбаясь.
    — Мы не можем полагаться на случай и принимаем все меры предосторожности. Не спрашивайте, откуда у меня бланки с подписью генерала Базена, это моя тайна. Кто знает, что может случиться завтра, потому неплохо иметь два паспорта. Я выписываю их исключительно редко, а большинство добровольцев вообще не получает никаких документов.
    Он умолк, и Олд Дэт воспользовался паузой, чтобы перевести разговор в другое русло:
    — Как давно ушли отсюда последние добровольцы?
    — Не далее как вчера. Я лично проводил отряд в тридцать человек до Гопкинс-Фарм. На этот раз с ними едут два частных лица, не вступившие в армию.
    — Правильно ли я понял, что вы помогаете переправиться в Мексику и частным лицам? — удивленно поднял брови Олд Дэт.
    — Нет, что вы. Это может привести к очень большим неприятностям. Но вчера я сделал исключение, так как один из путешественников — мой хороший знакомый. Впрочем, лошади у вас будут резвые, и если вы тронетесь в путь ранним утром, то нагоните отряд до того, как он достигнет Рио-Гранде.
    — В каком месте они будут переправляться через реку?
    — Отряд идет в сторону Орлиного ущелья, но ему нельзя там показываться, поэтому они обойдут стороной форт Индж и переправятся через Рио-Гранде между его притоками Лас-Морас и Моралес, там наши проводники знают место, где можно перейти вброд. А дальше — на запад и через Баию, Крусес, Сан-Висенте, Табаль и Сан-Карлос доберутся до Чиуауа.
    Местность была мне совершенно незнакома, но Олд Дэт утвердительно кивал головой и поддакивал, повторяя вслух каждое название, будто знал те края как свои пять пальцев.
    — Несомненно, мы нагоним их, если наши лошади не будут слишком плохи, а их — слишком резвы, — сказал он. — Позволят ли они нам присоединиться к отряду?
    Кортесио заверил, что нас примут с распростертыми объятьями, но старый вестмен не унимался:
    — А ваши друзья не будут против?
    — Конечно, нет! Что-либо решать, тем более приказывать в отряде они не могут, так как сами должны быть признательны за путешествие под охраной. А поскольку вы с ними непременно встретитесь, скажу, что это настоящие джентльмены. Один из них — коренной мексиканец, зовут его сеньор Гавилан, он мой старый знакомый, с которым мы пережили немало незабываемых минут в столице. У него есть младшая сестра, такая красивая девушка, что ни один молодой человек, хоть раз увидевший её, не смог избежать её чар.
    — Верно, и он красив, хоть куда?
    — Нет. Они совсем не похожи друг на друга. Правду говоря, они не родные брат и сестра, а единокровные. Ее зовут Фелиса Перилья, и она была непревзойденной певицей и танцовщицей, все были без ума от её искусства. Я говорю были, потому что она неожиданно исчезла, и только сейчас я узнал от её брата, что она поселилась недалеко от Чиуауа. Но даже он не знает в точности, где она живет, и, только прибыв на место, сможет расспросить о ней.
    — Могу я узнать, чем занимался раньше и чем занимается теперь этот сеньор?
    — Он поэт.
    Лицо Олд Дэта скорчилось в пренебрежительную гримасу, и добрый сеньор Кортесио поспешил добавить:
    — Он не берет денег за свое творчество! Он очень состоятельный человек и не нуждается в деньгах.
    — В таком случае, ему остается только позавидовать.
    — Ему и в самом деле завидовали. Вокруг него было так много козней и сплетен, что ему пришлось покинуть город и даже страну. Теперь он возвращается с американцем, который мечтает с его помощью постичь чудо поэзии и ознакомиться с Мексикой. Они намереваются построить новый театр в столице.
    — Желаю им удачи. А знал ли сеньор Гавилан, что вы живете в Ла-Гранхе и занимаетесь вербовкой добровольцев?
    — Нет. Я совершенно случайно оказался на пристани, когда прибыл пароход и пассажиры стали сходить на берег. Я сразу же узнал его и пригласил вместе с товарищем к себе. Тут-то и выяснилось, что они направляются в Остин, а оттуда — в Мексику. Я объяснил им, каким образом можно безопаснее и быстрее пересечь границу. Незнакомому человеку здесь, особенно если он не сторонник сецессиона, не стоит задерживаться. В Техасе рыскают люди, которые не прочь половить рыбку в мутной воде. Неизвестно откуда и неизвестно зачем целыми шайками приезжает всяческий сброд. Ползут слухи о вооруженных нападениях, убийствах, беспричинной жестокости. Преступники всегда успевают улизнуть, и полиция только беспомощно разводит руками.
    — Может быть, это дело рук ку-клукс-клана?
    — Многие уже поговаривают об этом. А в последнее время участились случаи, дающие повод утверждать это с уверенностью. Накануне в Гейтсвилле нашли два трупа: к телам убийцы прикрепили бумагу с надписью: «Собаки янки». В Шелби чуть не до смерти исхлестали плетьми целую семью — за то, что отец служил в армии генерала Гранта. А сегодня я узнал, что в окрестностях Лайонса был найдет черный капюшон с белыми нашивками в виде ящериц.
    — Тысяча чертей! Все сходится! Такую одежду используют только члены ку-клукс-клана.
    — Вы правы. Они прячут лица под черными капюшонами с белыми нашивками. По форме нашивок члены банды узнают друг друга. Имена товарищей они держат в тайне.
    — Значит, ку-клукс-клан зашевелился и хочет теперь наложить руку и на Техас. Будьте бдительны, сеньор Кортесио. Сначала они побывали в Гейтсвилле, капюшон нашли в Лайонсе, скоро они пожалуют и сюда и непременно попытаются нанести вам визит.
    — Вы совершенно правы, сеньор. Придется наглухо запереть двери и ставни и держать под рукой заряженные ружья.
    — Вы сделаете совершенно правильно. Коли разбойники никого не щадят, их щадить нельзя. Раскается тот, кто положится на их милость. Я бы разговаривал с ними исключительно на языке пороха и свинца. Кстати, в трактире происходит что-то неладное, там сидит целая толпа не внушающих доверия личностей. Я советую вам надежно припрятать все, что может свидетельствовать о вас как о стороннике Хуареса. И не медлите, сделайте это сегодня же. Береженого Бог бережет, и лучше перестраховаться, чем получить пулю в лоб из-за собственной небрежности. Ну вот, кажется, мы все обговорили. Завтра снова увидимся. Есть ли у вас ещё вопросы к нам?
    — Нет, сеньоры. На сегодня все дела закончены. Был очень рад познакомиться с вами. Уверен, что в армии Хуареса удача будет сопутствовать вам и вы скоро отличитесь.
    Мы пожали друг другу руки и распрощались. Как только дверь закрылась за нами, я не удержался и толкнул старика в бок со словами:
    — Ну и наврали же вы с три короба! Как вам только все это пришло в голову?
    — Наврал? Да, наврал. Вам меня не понять. Ведь он мог в два счета выставить нас за дверь. Поэтому я и расхваливал и себя и вас, как торговец лежалый товар на ярмарке.
    — Но вы даже хотели взять у него деньги. Это было бы явное мошенничество!
    — Ну, скажем, не совсем явное, раз он ни о чем не подозревал. И почему уж не взять, если он давал сам, по доброй воле?
    — Потому что мы не собираемся служить в армии Хуареса.
    — Откуда вам знать, что будет завтра? Сегодня не собираемся, а в будущем, может быть, и послужим, Обстоятельства могут нас к тому вынудить. Однако не могу не согласиться с вами: это хорошо, что мы не взяли деньги. Только поэтому он нам и выдал паспорта и рекомендательные письма. Но самое главное, что доподлинно выведали, куда направился Гибсон. Я прекрасно знаю этот путь. Завтра мы выедем пораньше и нагоним его. Благодаря нашим бумагам командир отряда ни на минуту не будет сомневаться в нашей честности и выдаст нам преступника.
    Не успели мы постучать в дверь дома Ланге, как на пороге появился сам хозяин. Он проводил нас в комнату, в которой все три окна были занавешены толстыми одеялами.
    — Не удивляйтесь, джентльмены, — сказал он. — Затемнение вынужденное. Я умышленно занавесил окна, чтобы ку-клукс-клан не пронюхал, что вы остановились у меня. По той же причине прошу вас говорить вполголоса.
    — Они приходили сюда?
    — Они выслали сюда разведчиков. Так как вы задерживались у сеньора Кортесио, мне стало скучновато, и я решил подождать вас у входа. Вдруг я услышал, что кто-то крадется вдоль стены. Я прикрыл дверь, оставив только узенькую щелку, и стал в неё глядеть. К двери подошли трое и остановились. Несмотря на темноту, я различил странные одежды: длинные балахоны с капюшонами, скрывающими лица. На темной ткани белели какие-то нашивки.
    — Точь-в-точь как у членов ку-клукс-клана!
    — Вот именно! Двое остановились караулить у дверей, а третий подкрался к окну и заглянул внутрь сквозь щели в ставнях. Вернувшись, он доложил, что в комнате находится только один молодой человек, вероятнее всего, сын Ланге, что старик отсутствует, а на столе стоит еда. Второй бандит отвечал, что, наверное, мы поужинаем и сразу же ляжем спать. Они посоветовались и решили обойти дом кругом, чтобы высмотреть, как лучше проникнуть внутрь. Как только они скрылись за углом, я пошел занавешивать окна, а тут и вы подошли. Надеюсь, что визит негодяев не испортил вам аппетит. Вы мои гости, садитесь и угощайтесь. От всей души приглашаю вас разделить с нами скромную трапезу. А за ужином обсудим, чего следует ожидать от бандитов и велика ли опасность.
    — Ну, конечно, мы поддержим вас и не оставим в трудную минуту, — сказал Олд Дэт. — А где ваш сын?
    — Когда вы выходили от сеньора Кортесио, мальчик тихонько выскользнул на улицу и пошел к моим друзьям за подмогой. Они живут неподалеку отсюда, и я всегда могу рассчитывать на них. Сын тайком приведет их сюда. Двоих из них вы уже знаете — они сидели за нашим столом в трактире.
    — Смогут ли они пройти в дом незамеченными? Было бы хорошо, если бы шайка продолжала думать, что в доме, кроме вас и вашего сына, никого нет.
    — Не беспокойтесь. Мои друзья бывали в переделках и знают, что делать. Впрочем, я на всякий случай объяснил Биллу, как себя вести.
    Ужин состоял из копченого окорока, хлеба и пива. Только мы сели к столу, как поблизости заскулила собака.
    — Это условный знак, — сообщил нам Ланге, поднимаясь из-за стола. — Мои друзья пришли.
    Он вышел, чтобы открыть им дверь, и вскоре вернулся с сыном и пятью вооруженными мужчинами. У каждого было ружье, револьвер и нож. Не произнеся ни слова, они внимательно проверили, надежно ли закрыты окна. Судя по их повадкам, на этих людей можно было положиться. Один из них, уже в возрасте, с поседевшими волосами и бородой, не сводил глаз с Олд Дэта.
    — Извините меня, сэр, — обратился он к вестмену. — Билл предупредил меня, кого я здесь встречу, и я очень обрадовался. Мне кажется, мы уже где-то встречались.
    — Возможно, — ответил мой товарищ. — Я встречал множество людей, и все они были детьми Адама и Евы.
    — Вы припоминаете меня?
    Олд Дэт внимательно посмотрел на него и сказал:
    — Мы и в самом деле, кажется, где-то встречались, но, убей Бог, не помню где.
    — В Калифорнии лет двадцать тому назад, в китайском квартале. Играли мы там по-крупному, да и опий курили. Я тогда проигрался в пух и прах, спустил около тысячи долларов. У меня осталась последняя монета, и мне хотелось не проиграть её, а потратить на трубку опия. Потом мне оставалось только пустить себе пулю в лоб. Игра была моей страстью, и я не видел другого выхода. И тогда…
    — Стойте! Ни слова больше! — оборвал его Олд Дэт. — Можете не рассказывать.
    — А я как раз хочу рассказать всем. Вы меня спасли тогда. Вам досталась половина проигранных мною денег, и вы отозвали меня в сторону и вернули мой проигрыш, заставив меня поклясться всем святым, что я никогда больше не сяду за карты и брошу курить опий. И я сдержал слово, несмотря на большой соблазн. Вы спасли меня. Сегодня я человек состоятельный, позвольте мне вернуть вам пятьсот долларов. Не откажите в любезности.
    — Ну уж нет! — рассмеялся в ответ Олд Дэт. — Я столько лет гордился совершенным добрым делом, может, единственным в моей жизни, что теперь ни за какие деньги не продам достоинство. Когда я умру, мне нечем будет оправдать свои грехи перед лицом Господа Бога, и этот благородный поступок — мой последний козырь. А вы хотите, чтобы я добровольно его лишился. Да ни за что! Однако сейчас у нас есть дела поважнее, чем ворошить прошлое. Тогда я всего лишь предостерег вас и уговорил откреститься от сатаны, с которым, к сожалению, сам был знаком накоротке. Но своим спасением я обязан только себе, и никому больше. Поэтому давайте прекратим этот разговор.
    Последние слова старого вестмена напомнили мне его рассказ при нашей первой встрече в Новом Орлеане. Он смутно намекнул тогда, что покойная мать сделала все, чтобы указать ему дорогу к счастью, но он выбрал иную стезю. Теперь он предстал передо мной в новом свете: заядлый игрок и курильщик опия. Я не мог избавиться от подозрения, что он и раньше и сейчас готов был все поставить на карту в буквальном смысле слова. Что же касается опия, то его худая, напоминающая скелет фигура явно свидетельствовала о длительном разрушительном воздействии наркотического снадобья. Неужели и до сих пор он втайне курит опий? Однако я отбросил все подозрения как невероятные: курение опия требует особых условий и много времени, что, разумеется, невозможно в путешествии, тем более по прерии. Может быть, он жует опий?
    Теперь он казался мне совершенно иным человеком. К уважению, которое я к нему питал, примешалось чувство жалости. Чего стоили его подвиги и чудеса храбрости, которые он проявлял на каждом шагу, в сравнении с той борьбой, какую он вел сам с собой! Как сильны были его тело и душа, если даже такой яд, как опий, не смог их разрушить! Прозвище «Олд Дэт» приобрело для меня другой, зловещий, оттенок. Видимо, славный вестмен когда-то был уверен, что обречен, и смерть казалась ему единственным спасением от унизительного порока.
    Последние свои слова: «Давайте прекратим этот разговор!» — Олд Дэт произнес таким непререкаемым тоном, что его старый знакомый по Калифорнии заговорил о более насущном.
    — Хорошо, сэр. Сегодня нам угрожает не менее неумолимый враг, чем опий. К счастью, с ним справиться легче, так что приступим к делу. Ку-клукс-клан — наш общий враг, поэтому и бороться с ним должны все, а не только тот, кому он непосредственно угрожает. У чудовища множество щупальцев, и всякая снисходительность к нему была бы непростительной ошибкой. В первой же схватке мы обязаны показать на деле, что не намерены уступать. Нас ждет верная смерть, если мы позволим ку-клукс-клану занять наш городок. Они примутся за каждого по отдельности и в конце концов передушат всех поодиночке. Поэтому мы должны во что бы то ни стало оказать непрошеным гостям такой горячий прием и нагнать на них такого страху, чтобы они больше никогда и носа не сунули в наш город.
    Все присутствующие были того же мнения.
    — Прекрасно, — продолжал старший из друзей Ланге. — Необходимо подготовиться к нападению так, чтобы они, бросившись на нас, превратились из охотников в дичь. Может быть, у кого-то есть план?
    Все посмотрели на Олд Дэта. Он был опытный вестмен и лучше других знал, как следует поступать в такой опасной обстановке. Читая в глазах мужчин молчаливый призыв к действию и напряженное ожидание, Олд Дэт скорчил, по своему обыкновению, страшную гримасу, кивнул головой, словно соглашаясь с самим собой, и сказал:
    — Ну что же, раз другие молчат, я скажу несколько слов. Следует учесть то обстоятельство, что они могут нагрянуть сюда только после того, как мистер Ланге ляжет спать. Задняя дверь в доме запирается на засов?
    — Нет, на замок, как и остальные двери в доме.
    — Вот и славно. Несомненно, они уже все разнюхали и запаслись поддельными ключами. Только круглый болван не сделает этого. В их шайке нет недостатка в слесарях или хотя бы в людях, искусно владеющих отмычкой. Таким образом, следует ожидать, что они потихоньку проберутся внутрь, и, исходя из этого, приготовиться к приему гостей.
    — Мы встретим их выстрелами из ружей! Как только они сунутся, мы начнем палить в них.
    — Мы — в них, а они — в нас. Как только мы дадим залп, они по вспышкам безошибочно поймут, где мы укрылись. Поэтому стрелять нельзя, лучше заманить их в ловушку, не подвергая себя опасности.
    — Но как мы можем поймать их?
    — Очень просто. Мы притаимся внутри дома и позволим им беспрепятственно войти. Едва они проникнут в спальню, мы захлопнем мышеловку. Несколько человек встанут на часах у двери, остальные будут сторожить окна со двора. Они не смогут выйти из дома, и им придется сдаться без боя.
    Самый старый из соседей отрицательно затряс головой. Он упорно предлагал перестрелять всех злодеев. В ответ Олд Дэт прищурил один глаз и состроил такую гримасу, что в других обстоятельствах все просто покатились бы со смеху. Но в тот день никто и не улыбнулся.
    — Как понимать вашу гримасу, сэр? — спросил Ланге. — Вы не согласны?
    — Вовсе нет, мистер Ланге. Предложение вашего друга недурственно, однако оставляет желать лучшего, так как, думаю, все произойдет несколько иначе. Куклуксклановцы не настолько глупы, чтобы вести себя так, как мы того ожидаем. Неужели вы всерьез рассчитываете, что они войдут все вместе и выстроятся против наших ружей? Я совершенно уверен, что они тихонько откроют заднюю дверь и пошлют двоих, самое большее троих, разведать обстановку. Этих мы, конечно, без труда застрелим. Но остальные уйдут и вернутся с подмогой, чтобы любой ценой покончить с нами. Но у них ничего не получится, потому что мы впустим в дом и переловим всех до одного. Только так мы обезопасим себя от нападения и добьемся своего по возможности без кровопролития. Если же вы непременно желаете перебить их, как бешеных собак, беритесь за дело сами, а нас увольте. Мы не хотим участвовать в бойне и уходим, чтобы найти другое место для ночлега и не вспоминать потом об этой ночи с содроганием и угрызениями совести.
    Откровенные слова Олд Дэта произвели нужное впечатление. Все закивали головами в знак согласия, а старик-упрямец сказал:
    — Вы убедили меня. Мне казалось, что если мы поступим с ними безжалостно, то раз и навсегда закажем им дорогу в Ла-Гранху. Но я не подумал об ответственности за пролитую кровь. И я готов согласиться с вашим планом, если вы приведете доказательства, что он выполним.
    — Любой, даже самый тщательно продуманный, план может провалиться. Получится или нет — зависит только от нас. Надо постараться, чтобы получилось. Мы поступим мудро, благородно и великодушно, если впустим их в дом, заманим в ловушку и захватим живьем. Учтите, что ку-клукс-клан будет мстить за смерть своих людей. Со всех сторон прибудут подкрепления, и они не отступятся от вас, пока всех не перережут. Поэтому прошу вас принять мой план, все равно ничего лучшего вы пока не предложили, и думаю, не предложите. Чтобы обезопасить нас от случайностей, я сейчас обойду дом снаружи. Чем черт не шутит, вдруг запримечу что-нибудь такое, что потом нам пригодится.
    — Может, не стоит выходить из дому, сэр? — спросил Ланге. — Вы сами сказали, что налетчики выставили часового. И если он вас заметит, все пойдет прахом.
    — Он меня заметит? — рассмеялся Олд Дэт. — Вот уж не думал, что обо мне когда-нибудь скажут, что я неспособен незаметно подкрасться к часовому или пойти в разведку. Не смешите меня, мистер Ланге. Лучше нарисуйте мне план дома да растолкуйте, что и где находится, а затем откройте заднюю дверь и ждите за порогом, запершись, пока не вернусь. Возвращаясь, я не стану стучать в дверь, а поскребусь. На стук же никому не открывайте.
    Ланге взял с полочки над дверью обмылок и нарисовал на столешнице план дома. Олд Дэт внимательно всмотрелся в чертеж и, ничего не сказав, кривой ухмылкой выразил свое одобрение.
    Олд Дэт уже стоял у двери, как вдруг повернулся ко мне и спросил:
    — Вам приходилось когда-нибудь подкрадываться к человеку, сэр?
    — Нет, — покривил я душой, вспомнив, о чем мы договорились с Виннету.
    — У вас появилась прекрасная возможность поползать в свое удовольствие по-пластунски. Если желаете, можете пойти со мной.
    — Ни в коем случае, сэр! — возразил Ланге. — Это слишком рискованно. Ваш друг не скрывает, что у него нет опыта, в разведку он не ходил. Малейшая ошибка с его стороны — и часовой вас заметит и поднимет тревогу.
    — Чепуха! Я знаком, признаюсь, с этим молодым человеком всего несколько дней, но уже знаю, что у него есть все задатки, чтобы стать хорошим вестменом. Если бы мне надо было незаметно подкрасться к вождю краснокожих, я бы, конечно, не взял его с собой. Но можете мне поверить, в ку-клукс-клане нет ни одного индейца и ни одного вестмена, поэтому нечего бояться, что часовой окажется более ловким и смелым, чем мы. Но даже если он нас и обнаружит, слово чести, я сумею исправить ошибку, не будь я Олд Дэт! Я хочу взять с собой этого молодого человека, и он пойдет со мной. Вперед, сэр! Только оставьте здесь свое сомбреро, да и я сделаю то же самое, потому что светлая солома видна в темноте и выдаст нас. Зачешите волосы на лоб и поднимите повыше воротник, чтобы скрыть лицо. Держитесь за мной и делайте как я. И посмотрим, найдется ли такой смельчак, что смог бы против нас устоять!
    Никто больше не возражал, и мы направились к черному ходу. Ланге тихонько открыл дверь, мы выскользнули в ночную тьму, и он снова закрыл её за нами. Как только мы оказались на улице, Олд Дэт присел на корточки, а я последовал его примеру. Казалось, он пытается просверлить взглядом темноту. Затем я услышал, как он по-собачьи втягивает носом воздух.
    — Похоже, впереди никого нет, — прошептал Олд Дэт, указывая на конюшню в глубине двора. — Однако я должен доподлинно убедиться в этом, осторожность никогда не помешает. Вы умели мальчиком стрекотать сверчком, дуя на травинку, зажатую между большими пальцами?
    Я утвердительно кивнул головой.
    — Там, под деревом, растет трава. Сорвите травинку и будьте наготове, пока я не вернусь. Никуда не уходите, а если что-нибудь случится, подайте мне немедленно сигнал сверчком.
    Он лег на землю и, помогая себе руками, пополз в темноту. Минут через десять он вернулся. О его приближении меня и в самом деле известили не глаза, а обоняние.
    — Я не ошибся, — шепнул он. — Во дворе и у фасада дома никого нет, но на том углу, под окном спальни, кто-то стоит. Ложитесь на землю и ползите за мной. Только не на животе, как змея, а как ящерица, опираясь на кончики пальцев. Ощупывайте перед собой дорогу, чтобы, Боже упаси, не хрустнула ветка. И застегните хорошенько куртку, чтобы полы не волочились за вами по земле. Вперед!
    Мы уже добрались до угла дома, когда Олд Дэт остановился. Я сделал то же самое. С минуту он всматривался в кромешную тьму, затем повернул ко мне голову и шепнул:
    — Их двое. Будьте осторожны.
    И он пополз дальше, я — за ним. Он не стал держаться стены дома, а направился ближе к забору. Оплетенный диким виноградом или каким-то другим вьющимся растением забор огораживал весь сад. Мы ползли вдоль него, и вскоре я обнаружил между домом и нами странный темный предмет, по форме напоминающий палку. Потом я узнал, что это были сложенные шалашом жерди для фасоли и хмеля. Рядом кто-то тихо разговаривал. Олд Дэт ухватил меня за воротник, притянул к себе так, что моя голова оказалась рядом с его, и прошептал на ухо:
    — Они сидят вон там. Подслушаем, о чем они говорят. Надо было бы отправиться туда мне одному, потому что вы — гринхорн и можете все испортить, но двое слышат больше, чем один. Вы сумеете подкрасться к ним бесшумно?
    — Да, — ответил я.
    — Тогда попробуем. Заходите с той стороны, а я зайду с этой. Когда подползете совсем близко, уткнитесь лицом в землю, чтобы блеск глаз вас не выдал. Если все же по какой-то причине — ну хотя бы из-за шумного дыхания — они заметят вас, придется их обезвредить.
    — Убить? — спросил я шепотом.
    — Нет. Обойдемся без стрельбы, поднимать шум не в наших интересах. Мы бросимся на них, я — на одного, вы — на второго. Сбейте его с ног и сожмите шею так, чтобы он и не пикнул. Потом я вам скажу, что делать дальше. Но запомните: без шума. Я знаю, что силой вас Бог не обидел, но уверены ли вы, что сможете грохнуть об землю верзилу из тех, что плыли на пароходе.
    — Не сомневайтесь, сэр.
    — Тогда вперед!
    Он пополз дальше, огибая кучу жердей и заходя к часовым со спины, а я приблизился к ним спереди. Негодяи сидели рядом, глядя в сторону дома. Мне удалось подобраться к ним так близко, что нас разделяло не более полуметра. Я лег на живот и прикрыл лицо руками, склонив голову к самой земле. Как я потом убедился, я поступил правильно, вняв совету Олд Дэта. Во-первых, лазутчика всегда может выдать светлая кожа лица, а во-вторых, голоса лучше слышны снизу.
    Они вели разговор шепотом, но очень волновались, поэтому на расстоянии нескольких шагов можно было разобрать каждое слово.
    — Капитана парохода не тронем и пальцем, — шептал тот, что сидел ближе ко мне. — Он высадил вас на берег, что правда, то правда, но скажу откровенно, он выполнял свой долг. Уж больно вы разошлись. Пойми меня правильно, Локсмит, если мы расправимся с ним, то навредим сами себе. Мы собираемся надолго обосноваться в Техасе, поэтому не стоит ссориться с речниками.
    — Ладно уж, воля ваша. Мы подчинимся, хотя руки ой как чешутся. Краснокожего, кажется, и след простыл. Как сквозь землю провалился. Мы проверили: ни один индеец не ночует в Ла-Гранхе в ожидании следующего парохода. Но те двое точно находятся здесь. Это шпионы Севера, и их надо безжалостно линчевать. По ним уже давно веревка плачет. Знать бы только, в какую щель они забились. Трусы, улизнули через окно!
    — Дело поправимое. В трактире остался Слизняк. Другой такой продувной бестии я не встречал, он костьми ляжет, а выведает, где они. Именно он и вынюхал, что кузнец уже получил деньги от мексиканца. Так что если дело выгорит, то мы и повеселимся, и внакладе не останемся. Ланге-сын был офицером в армии Севера, поэтому веревку на шею, и вся недолга. А отец, воспитавший солдата, тоже заслуживает наказания, но мы его не повесим. Всыплем ему плетей, да так, чтобы кожа на спине лопалась. А потом выбросим его из дома и подожжем хозяйство.
    — Да ему-то будет все равно, он дом уже продал, — ответил второй.
    — Зато мексиканец обозлится и наверняка никогда больше не пошлет людей в армию Хуареса. Мы нанесем визит в его контору и наведем там порядок, попомнит он нас. Но действовать будем, как нам предписали. Кстати, ты уверен, что твои ключи подойдут?
    — Не обижайте меня, капитан. Я свое дело знаю. Ни одна дверь не устоит против моей отмычки.
    — Скоро начнем, ждать уже недолго. Только бы они улеглись пораньше, а то наши люди уже беспокоятся. В кустах сирени, где они спрятались, чертовски неудобно сидеть. К тому же хозяева выбрасывали туда черепки от битой посуды, мусор и прочий хлам. Сейчас я ещё раз загляну в окно, может, в доме уже легли спать, а ты потом сходишь и позовешь остальных.
    Верзила встал, подкрался к окну и прильнул к щели в ставнях. Почтительное обращение «капитан» да и весь разговор указывали на то, что он командовал шайкой. Второго звали Локсмит, то есть Слесарь. Возможно, это и была его настоящая фамилия, а может быть, он и в самом деле был слесарем, потому что, как он сам сказал, разбирался в отмычках. Когда он шевельнулся, послышалось металлическое бряцание: видимо, в кармане у него лежала связка ключей. Мои раздумья прервал Олд Дэт, легонько дернувший меня за штанину. Мы отползли назад за кучу жердей.
    — Теперь мы знаем, что они задумали, — сказал Олд Дэт. — И я проделаю с ними такую штуку, что они меня на всю жизнь запомнят. Могу я на вас положиться?
    — Что я должен сделать?
    — Взять за горло верзилу.
    — С удовольствием, сэр.
    — Прекрасно, только сначала я объясню вам, как приступить к делу, чтобы вы сгоряча не наломали дров. Слушайте внимательно. Не волнуйтесь, сюда, за жерди, никто не придет.
    В то же самое мгновение капитан вернулся к своему напарнику. К счастью, он не стал осматриваться и сразу сел на землю со «слесарем».
    Олд Дэт не счел необходимым подслушивать дальше разговор двух негодяев и шепнул мне на ухо:
    — Вы должны поймать этого разбойника. Подползете к нему сзади и, когда я вскрикну, схватите его за горло. Сожмите ему шею, повалите на землю, сначала на бок, а потом уложите на живот. Тогда садитесь на него верхом и держите. Справитесь?
    — Несомненно. Я не раз участвовал в состязаниях по борьбе.
    — В состязаниях! — презрительно хмыкнул старик. — Это ни о чем не говорит. Еще раз: капитан выше ростом. Не спутайте их и не посрамите своего учителя, сэр, не допустите, чтобы над вами насмехались. Ну а теперь — вперед. Ждите моего сигнала.
    И он скрылся в темноте, а я пополз на прежнее место. Подобравшись к капитану вплотную, я подогнул колени и приготовился к прыжку.
    Оба куклуксклановца все ещё беседовали, огорченные тем, что им приходится так долго ждать. Потом они снова вспомнили нас и выразили надежду, что Слизняк сумеет разнюхать, где мы остановились. Вдруг послышался тихий голос Олд Дэта:
    — А вот и мы, джентльмены! Берегитесь!
    Я мигом вскочил на ноги и вцепился в шею капитану так, как приказал Олд Дэт. Сжимая ему горло, я швырнул его на землю, уткнул лицом в траву и сел на него верхом. Не успев издать ни звука, он уже лежал без движения подо мной. Из темноты выплыла сутулая фигура Олд Дэта. Старик ударил капитана по голове рукояткой револьвера и сказал:
    — Можете его отпускать. Для новичка вы сработали очень и очень неплохо. Судя по тому, как вы начинаете, у вас есть все задатки, чтобы в будущем стать хорошим вестменом. Берите своего верзилу и пойдемте.
    Он вскинул на плечо одного, я — другого бандита, и мы направились к задней двери дома. Олд Дэт тихонько поскребся, и Ланге сразу же открыл нам.
    — Что вы принесли? — спросил он, пытаясь в темноте разглядеть нашу поклажу.
    — Сейчас увидите, — весело ответил Олд Дэт. — Запирайте дверь и проходите в комнату.
    Мы положили нашу добычу на пол, и вокруг раздались приглушенные возгласы удивления.
    — Тысяча чертей! — воскликнул сосед Ланге. — Да ведь это два куклуксклановца! Они живы?
    — Живы, — ответил Олд Дэт. — К счастью, я взял с собой на разведку молодого человека, а то бы мне одному не справиться. Он здорово помог мне и даже уложил главаря шайки.
    — Главаря? Великолепно! Но где же скрываются остальные и почему вы притащили сюда этих двоих?
    — Что тут объяснять? Все проще простого. Мы с молодым человеком вырядимся сейчас в их шутовские балахоны и приведем сюда всю шайку, ожидающую сигнала у конюшни.
    — Вы в своем уме? Это слишком опасно. А если они догадаются, что вы не те, за кого себя выдаете?
    — Не догадаются, — самонадеянно ответил мой товарищ. — Олд Дэт хитрее их, да и молодой человек не настолько глуп, как может показаться.
    И он пересказал все, что мы подслушали. Теперь по его плану я должен был сыграть роль «слесаря», пойти к конюшне и привести всю шайку в дом, а сам он переоденется капитаном ку-клукс-клана.
    — Разумеется, — добавил вестмен, — мы будем говорить исключительно шепотом, потому что так все голоса звучат одинаково.
    — Мы не станем мешать вам, — сказал Ланге-отец. — А что тем временем делать нам?
    — Тихонько выйдите во двор и принесите несколько кольев, чтобы можно было быстро и надежно подпереть дверь спальни. Затем потушите свет и спрячьтесь. Вот и все, что вы должны сделать. Какие действия потребуются потом, пока трудно предвидеть.
    Отец и сын ушли за кольями, а мы с Олд Дэтом принялись снимать с пленников ку-клукс-клановское облачение. На черном балахоне капитана — на капюшоне, на груди и на бедрах — были белые нашивки в виде кинжала, а на одежде «слесаря» — ключи. Видимо, кинжал был отличительным знаком предводителя. Бандита, оставшегося в трактире, чтобы выведать, куда мы скрылись, звали Слизняком, и, вероятно, его одежду украшали нашивки в виде улитки.
    В тот момент, когда мы стаскивали с капитана его бриджи, он пришел в себя, окинул нас удивленным взором и попытался вскочить на ноги, протягивая руку к пустой уже кобуре. Но не тут-то было. Олд Дэт придавил его к полу, приставил нож к груди и пригрозил:
    — Тише, приятель, не вздумай кричать или брыкаться, не то эти полфута стали окажутся в тебе.
    Капитан, мужчина лет тридцати, со стриженой бородкой, был похож на офицера французской армии. Резкие черты лица, смуглая кожа и следы испытаний на лице выдавали в нем южанина. Он пощупал то место на голове, куда пришелся удар рукояткой револьвера, и спросил:
    — Где я? И кто вы такие?
    — Вы в доме мистера Ланге, того самого, которого вы решили ограбить, приятель. А я и вон тот молодой человек — те самые трусы, которых должен был выследить Слизняк. Так что ты нашел то, что искал.
    Пленник сжал побелевшие губы и обвел нас диким от страха взором. В это время вернулись оба Ланге с жердями, пилой и веревками.
    — Веревок хватит на всех, — заверил нас Ланге-отец.
    — Вот и хорошо. Пока свяжите этих двоих.
    — Я не позволю связать себя! — крикнул капитан, снова пытаясь вскочить на ноги.
    Но Олд Дэт опять пригрозил ему ножом и устрашающе произнес:
    — Не двигайся! Тебя, наверное, забыли предупредить, на кого ты охотишься. Меня зовут Олд Дэт, и ты, конечно, знаешь, что зря такую кличку человеку не дадут. А ты думал, что я лучший друг плантаторов и мечтаю вступить в ку-клукс-клан?
    — Вы… Олд… Олд Дэт? — запинаясь, переспросил капитан.
    — Да, приятель, собственной персоной. Но лучше вернемся к нашим скорбным делам. Мне известно, что ты собирался повесить мистера Ланге-младшего, а старшего — сечь плетьми, пока не полопается кожа на спине. Ты также хотел сжечь его дом. Поэтому рассчитывать на снисходительность тебе не приходится. Может быть, мы и не будем излишне строги, но для этого ты должен постараться и вести себя смирно.
    — Олд Дэт! Олд Дэт! — повторял побледневший как полотно капитан. — Я погиб.
    — Еще нет. Мы не убийцы и не станем мстить вам, если вы сдадитесь без боя. В противном случае ещё до завтрашнего утра ваши трупы поплывут вниз по реке, на радость рыбам. Слушай меня внимательно. Если ты сделаешь все, как я хочу, ты сможешь покинуть этот город и Техас, но Боже тебя упаси, не вздумай сюда возвращаться. Сейчас я приведу твоих дружков. Прикажу им сдаться. Если вы не подчинитесь, перестреляем вас, как уток.
    Капитана связали по рукам и ногам, сунули в рот кляп из его же носового платка, а когда «слесарь» пришел в себя, с ним обошлись точно так же. Обоих бандитов перенесли в спальню, уложили на постели и укрыли по горло одеялами.
    — Отлично! — смеялся Олд Дэт. — Пора начинать спектакль. Вот будет потеха, когда разбойники раскусят, кто спит в кроватях. Скажите, мистер Ланге, нельзя ли как-то устроить, чтобы мы, разговаривая с гостями, видели их, а они нас — нет?
    — Это несложно, — ответил тот, показывая на потолок. — Потолок в доме сколочен из досок, одну из них можно вынуть.
    — Тогда берите оружие, идите на чердак и сидите там, пока я не подам знак. Но сначала надо подготовить надежные подпоры, чтобы пташки не улетели.
    Мы отпилили несколько кольев нужного размера и положили их так, чтобы они были под рукой. Я надел одежду «слесаря» и в кармане обнаружил связку ключей.
    — Оставьте их здесь, они вам не потребуются, — сказал Олд Дэт. — Вы не слесарь и не взломщик и можете выдать себя своей неловкостью. Возьмите настоящие ключи и делайте вид, что орудуете отмычкой. Захватим с собой ножи и револьверы, а ружья, чтобы не вызвать подозрений, оставим. Тем временем вам, джентльмены, надлежит вынуть потолочную доску и сразу же погасить свет.
    В соответствии с его указаниями, нас выпустили наружу и заперли дверь. У меня в кармане бряцали три ключа: от входной двери, от гостиной и от спальни. Услышав, как скрипит отдираемая от балок доска, мы с Олд Дэтом разошлись в разные стороны: он направился к фасаду дома, где лежали жерди, а я пошел через двор к конюшне, где меня ожидали «дружки». Я не стал подкрадываться к ним, желая, чтобы они услышали мои шаги и заговорили первыми. Я уже поворачивал за угол, когда передо мной, словно из-под земли, вырос человек, на которого я чуть было не налетел, и грозно спросил:
    — Стой! Это ты, Локсмит?
    — Тише! Вы же всех распугаете! — прошипел я в ответ.
    — Подожди здесь, я сейчас позову лейтенанта.
    Он исчез в темноте. Значит, кроме капитана, был ещё и лейтенант, из чего следовало, что ку-клукс-клан был организован на военный манер. Спустя минуту ко мне приблизился другой человек и прошептал:
    — Почему так долго? Эти собаки наконец-то уснули?
    — Беспробудным сном. Перед тем как улечься, вылакали бутылку бренди.
    — Тем лучше, нам же будет меньше хлопот. Что там с дверью?
    — Все в порядке.
    — Пошли! Уже за полночь. Управимся побыстрее здесь и навестим Кортесио. Показывай дорогу.
    Мы двинулись вперед, а за нами потянулись смутные тени в балахонах. У дома нас ожидал Олд Дэт, которого в темноте действительно было невозможно отличить от долговязого капитана.
    — У вас есть особые приказания, сэр? — спросил его лейтенант.
    — Нет, — ответил старик. — Все будет зависеть от обстановки внутри дома. Приступай, Локсмит, открывай входную дверь.
    Сжимая в руке настоящий ключ, я подошел к двери. Однако отпер я не сразу, попритворявшись с минуту, будто пытаюсь подобрать отмычку. Наконец с легким скрипом дверь открылась, и мы с Олд Дэтом остановились у входа, пропуская вперед остальных. Лейтенант встал рядом с нами и, когда все вошли внутрь, спросил:
    — Прикажете доставать фонари?
    — Рано. Пока достаньте только вы.
    Мы тоже вошли в дом. Я притворил дверь, но не стал запирать её на ключ. Тем временем лейтенант достал из кармана фонарь и зажег. В тусклом свете я заметил на его балахоне белые нашивки в форме охотничьего ножа. Бандитов было десятка полтора, и у каждого был свой отличительный знак: полумесяц, крест, змея, звезда, лягушка, круг, пуля, сердце, ножницы и разнообразные птицы и звери.
    Все остановились, не решаясь сделать ни шагу без приказа.
    Лейтенант, по-видимому, был большим любителем повелевать, так как по-хозяйски приподнял фонарь, осмотрелся и спросил:
    — Выставим часовых у дверей?
    — К чему? — ответил вопросом на вопрос Олд Дэт. — Это лишнее. Пусть Локсмит закроет дверь на ключ, и сюда никто не войдет.
    Я немедленно повиновался и запер дверь, но, чтобы не возбуждать подозрений у лейтенанта, оставил ключ в скважине.
    — В спальню войдут все до одного, — продолжал давать указания Олд Дэт. — Кузнецы сильны, как медведи, поэтому понадобятся все наши люди.
    — Вы сегодня не такой, как всегда, капитан.
    — Условия сегодня тоже не такие, как всегда, лейтенант.
    Он подтолкнул меня к двери, ведущей в гостиную, и тут повторилась та же сцена, что и у входа: я притворился, что подбираю ключ, и вскоре открыл дверь. Когда все вошли, Олд Дэт взял фонарь у лейтенанта и осветил дверь в спальню.
    — Сюда! — позвал он. — Только тихо!
    — Зажигаем фонари сейчас?
    — Нет. Только в спальне.
    Олд Дэт делал все, чтобы, войдя в спальню, бандиты не распознали сразу в «спящих кузнецах» своих товарищей. С другой стороны, нужно было завести в спальню и запереть там все пятнадцать человек, иначе нам пришлось бы держать их под прицелом ещё и в гостиной, а людей у нас было маловато.
    Крайне осторожно я отпер последнюю дверь. Олд Дэт посветил фонарем, заглянул в спальню и шепнул:
    — Спят как убитые. Быстро и без шума! Лейтенант, вперед!
    И он втолкнул лейтенанта в спальню, не дав ему времени ни сообразить, что происходит что-то неладное, ни возразить «начальнику». Все остальные поспешили за ним, и, как только последний негодяй переступил порог, я закрыл дверь, повернул ключ и вынул его из замочной скважины.
    — Колья, скорее! — прошипел Олд Дэт.
    Колья были отпилены такой длины, что доставали от двери до противоположной стены комнаты. Теперь выломать её мог разве что человек, обладающий силой слона. Как только клетка надежно захлопнулась за птичками, я бросился к лестнице, ведущей на чердак.
    — Вы не уснули? — спросил я, задрав голову. — Они в мышеловке. Спускайтесь.
    На мой призыв кузнецы и их друзья скатились вниз по лестнице.
    — Бандиты в спальне. Теперь трое из вас выйдут во двор и подопрут снаружи ставни. Сторожите их хорошенько, и если кто-нибудь посмеет сунуть нос в окошко, пустите ему пулю в лоб.
    Я выпустил троих мужчин из дому, оставшиеся прошли в гостиную. Из спальни сначала донесся невнятный говор, а потом — дикий шум. Бандиты обнаружили, что их одурачили и заперли, зажгли фонари и при их свете узнали лежавших в постели. Послышались угрозы и проклятья, дверь задрожала под ударами.
    — Немедленно откройте, иначе пеняйте на себя! Мы разнесем весь дом в щепки! — кричали в спальне.
    Угрозы не возымели желаемого действия, и они попытались вышибить дверь, но все их усилия были напрасны: жерди намертво заклинили дверь, потом по шуму и возгласам мы определили, что они открыли окно и порываются взломать ставни.
    — Не могу! — вскрикнул кто-то. — Ставни подперты снаружи!
    Со двора раздался грубый крик:
    — Эй, вы там! Вы в ловушке! Прочь от окна! Первый, кто высунется, получит пулю в лоб!
    — И прямым ходом отправится в ад! — громко добавил Олд Дэт. — У двери стоит караул, и людей у нас достаточно, чтобы перестрелять вас, как куропаток. Спросите вашего капитана, он даст вам дельный совет, что делать!
    Понизив голос, старик обратился ко мне:
    — Берите фонарь и ружье, пойдемте на чердак. А вы, мистер Ланге, зажгите здесь свет.
    Мы поднялись на чердак и подошли к дыре, находившейся над серединой спальни. Занавесив фонарь полой балахона, мы заглянули вниз. В спальне горело несколько фонарей и все было видно, как на ладони.
    Бандиты испуганно сгрудились. Они уже сняли путы с наших пленников, помогли им освободиться от кляпов. Капитан что-то втолковывал своим людям, видимо, объяснял им положение, в котором они оказались, но так тихо, что мы, как ни старались, не могли расслышать ни слова.
    — Никогда! — вдруг явственно послышался голос лейтенанта. — Сдаться добровольно? Сколько их тут, чтобы требовать сдачи?
    — Их достаточно, чтобы в пять минут перещелкать вас всех, если вы не сдадитесь! — прокричал Олд Дэт.
    Словно по команде, все подняли головы и устремили взоры на нас. И в то же мгновение откуда-то издалека донесся гром выстрела. Сначала один, потом второй. В один миг Олд Дэт сообразил, что происходит в городе, и как следует воспользовался непредвиденным счастливым случаем.
    — Вы слышали?! — вскричал он. — Ваши приятели пошли в гости к Кортесио, и он угостил их на славу. Весь город встал против вас. Мы заранее узнали, что вы собираетесь к нам нагрянуть, и приготовили вам прием, о каком вы и не мечтали. Здесь не нуждаются в услугах ку-клукс-клана, поэтому лучше бы вам сдаться, господа. В гостиной, рядом со спальней, сидят двенадцать человек, под окном — шесть, на чердаке — ещё шесть стволов держат вас на мушке. Меня зовут Олд Дэт, если вы сложите оружие, мы не станем судить вас слишком строго. Запомните, у вас осталось десять минут, потом открываем огонь. Больше нам не о чем разговаривать.
    Он положил доску на прежнее место и тихо произнес:
    — А теперь бегом на помощь Кортесио.
    Мы прихватили с собой ещё двоих мужчин из гостиной, где теперь оставались только Ланге с сыном, и двоих со двора, где для охраны окна вполне хватало одного человека, и помчались к дому мексиканца. Раздался ещё один выстрел, и в свете вспышки я заметил у дома несколько фигур в балахонах. Еще несколько человек выбежали из-за угла и остановились. Один из них испуганно крикнул, как мне показалось, громче, чем собирался:
    — У задней двери тоже палят! Там нам тоже не пройти.
    Я бросился на землю и подполз ближе. Теперь я слышал все, о чем они говорили.
    — Ну и заварушка! Кто бы подумал, что мексиканец почует неладное и схватится за оружие. Теперь он стрельбой поднимет на ноги весь город. Смотрите, уже в других домах зажигают свет, а вон кто-то бежит по улице. Через несколько минут здесь соберется целая толпа. Времени у нас в обрез. Вышибить дверь прикладом, и вся недолга. Согласны?
    Медлить было нельзя, и я, не дослушав их разговор, поспешил к моим товарищам.
    — Скорее, джентльмены! Они собираются взять приступом дом Кортесио!
    — Не волнуйтесь, сэр! Сейчас они свое получат!
    Пользуясь ружьями, как дубинками, мы напали на разбойников. Те обратились в бегство, бросив четверых своих сообщников лежать на земле без чувств. Мы немедленно связали их и обезоружили. Олд Дэт подошел к двери дома и постучал.
    — Кто там? — прозвучало в ответ.
    — Олд Дэт. Мы разогнали этих дурачков, сеньор. Откройте.
    Дверь приоткрылась. Выглянул мексиканец и узнал Олд Дэта, хотя тот и был одет в балахон капитана куклуксклановцев.
    — Они действительно разбежались? — спросил осторожный Кортесио.
    — Только пыль столбом. Четверых мы взяли. Это вы стреляли?
    — Я. Какое счастье, что вы меня предупредили, а то бы мне пришлось туго. Я отстреливался отсюда, а негр с черного хода, так что они не смогли подобраться к дому. А потом я заметил, что на них кто-то напал, но не знал, что это вы пришли мне на подмогу.
    — А теперь нам требуется ваша помощь. К вам они больше не вернутся, а в доме у мистера Ланге сидит под замком полтора десятка бандитов, и мы не хотим отпускать их, не проучив хорошенько. Прикажите негру оповестить жителей. Пусть разбудит весь город, чтобы сообща прогнать банду отсюда раз и навсегда.
    — Хорошо, сэр. Я пошлю слугу к шерифу. А вот ещё кто-то идет к нам. Сам я буду готов через несколько минут.
    И Кортесио скрылся за дверью. Справа из темноты выплыли две неясные фигуры с ружьями наперевес. Нас окликнули, спросили, кто мы и что случилось, а узнав о нападении, тут же предложили свою помощь. Даже жители Ла-Гранхи, не желавшие признавать вашингтонское правительство, выступили против ку-клукс-клана, успевшего досадить всем.
    Мы перетащили четверых раненых бандитов в гостиную в доме Ланге и узнали от хозяина, что запертые в спальне не пытались вырваться из ловушки. Вскоре появился сеньор Кортесио, а вслед ему один за другим стали прибывать и прочие обитатели городка. В доме уже не хватало места, чтобы вместить всех желающих участвовать в поимке шайки, и многие были вынуждены остаться на улице. Шум голосов и топот множества ног был прекрасно слышен в спальне, и сидящие там под замком негодяи не могли не понимать, что обстановка складывалась не в их пользу. Олд Дэт и я вместе с ним снова пробрались на чердак. Вынув ту же доску из перекрытия, мы заглянули внутрь и увидели картину немого, но яростного отчаяния: кто стоял, прислонившись к стене, кто присел на кровать и закрыл лицо руками, кто лежал на полу, злой и униженный.
    — Ну как? — спросил Олд Дэт. — Десять минут прошли. Что вы решили?
    В ответ прозвучало грязное ругательство.
    — Если я правильно понял, сдаваться вы не желаете. Тогда мы открываем огонь.
    Он сунул ствол ружья в проем, я последовал его примеру. Как ни странно, никто из бандитов и не подумал взяться за оружие, хотя у всех были револьверы. Страх сковал их волю, что подтверждало нашу догадку о том, что негодяи были храбры, только когда с помощью хитрости или подлости могли напасть на беззащитную жертву.
    — Отвечайте, или я стреляю! — пригрозил им старик. — Последний раз предлагаю сдаться!
    Ответом было гробовое молчание. Олд Дэт шепнул мне:
    — Вы тоже стреляйте. Цельтесь в руку лейтенанту, а я возьму на мушку капитана. Но надо обязательно попасть, чтобы вид крови убедил их.
    Два выстрела раздались одновременно, обе пули попали в цель. Капитан и лейтенант взвыли от боли, остальные — от страха. Услышав выстрелы и решив, что пальбу открыли пленники, наши товарищи в гостиной и на улице с криком взялись за оружие. Пробивая дверь и ставни, в спальню посыпался град пуль. Куклуксклановцы бросились на пол, чувствуя себя там в большей безопасности. Их капитан встал на колени у кровати, обмотал раненую руку простыней и крикнул:
    — Остановитесь! Мы сдаемся!
    — Давно бы так, — ответил Олд Дэт. — Все по очереди подходят к кровати и бросают на неё оружие. После этого мы вас выпустим. Тот, у кого найдется хоть что-то напоминающее оружие, получит пулю в живот. Вы меня поняли? На улице сотни людей. У вас один шанс на спасение — сдаться на нашу милость.
    Члены тайного союза оказались в безвыходном положении: о бегстве нечего было и думать. С другой стороны, им ничего не грозило, сложи они свой арсенал. Намерения у них были преступные, но осуществить их не удалось, поэтому, в сущности, судить негодяев было не за что. И они пошли на наши условия: вскоре на кровати выросла гора из ножей и револьверов.
    — Прекрасно, джентльмены! — воскликнул Олд Дэт. — Сейчас мы откроем дверь, и вы выйдете по одному. И запомните: глаз у меня зоркий, и тот, кто вздумает протянуть руку к оружию, отправится прямо в ад.
    Олд Дэт велел мне спуститься вниз и передать Ланге приказ: выпустить из спальни бандитов, связать их и держать под присмотром в гостиной. Однако непредвиденные обстоятельства чуть было не помешали мне выполнить его распоряжение.
    В коридоре у лестницы толпились люди, на мне же был костюм «слесаря» ку-клукс-клана. Меня приняли за одного из шайки, и не было никакой возможности втолковать им, что я не имею никакого отношения к тайному союзу. Со всех сторон на меня посыпались пинки и тумаки, и я ещё несколько дней чувствовал боль во всем теле. Я вдруг понял, что меня собираются вывести во двор и вздернуть на ближайшем дереве.
    Положение становилось угрожающим: никто из этих людей не знал меня. Особенно распоясался один из них, долговязый и костлявый. Он, не останавливаясь, бил меня кулаком в бок и орал на ухо:
    — На улицу его, на улицу! Там на деревьях хватит веток, крепких, прекрасных веток, чтобы их всех перевешать! Мы подберем тебе сук покрепче, чтобы не обломался!
    Одновременно он подталкивал меня к выходу.
    — Прекратите! — сопротивлялся я. — Я не член ку-клукс-клана, спросите у мистера Ланге!
    — Мы найдем для тебя лучший сук во всем городе, — не унимался долговязый и опять ударил меня в бок.
    — Да пропустите же меня в гостиную к мистеру Ланге! Я переоделся для того, чтобы…
    — Лучший сук в городе! А какие у нас в Ла-Гранхе веревки! Крепкие и красивые! Из настоящей пеньки.
    Он снова ударил меня, да так больно, что я потерял самообладание. Его крики могли распалить толпу, так что та и в самом деле решилась бы меня линчевать, а уж если бы ему удалось вытолкать меня во двор, то там меня ждала неминуемая расправа.
    — Прекратите ваши дурацкие шутки! — взревел я. — Я иду к мистеру Ланге с поручением!
    — Лучший сук и лучшая веревка тебе! — ещё громче крикнул тот и что было силы двинул меня в ребра.
    Мое терпение лопнуло, и я ответил ударом на удар. Вокруг меня сразу стало пусто, я воспользовался этим и, размахивая кулаками, бросился вперед, пытаясь прорваться в гостиную. Я двигался по узкой, отвоеванной у толпы улочке, но она смыкалась сразу же за мной, осыпая меня градом ударов. Я не завидовал настоящим куклуксклановцам, нетрудно было представить, что их ожидало.
    Распахнув пинком дверь, я ворвался в гостиную. Долговязый, ревя, как раненый бык, ввалился вслед за мной. Увидев его, Ланге удивленно воскликнул:
    — Боже мой! Что с вами, сэр? Почему вы так кричите? Почему у вас лицо в крови?
    — На дерево! На дерево этого бандита! — ответил взбешенный верзила, тыча в меня пальцем. — Он расквасил мне нос и выбил зубы! У меня были такие замечательные зубы! Последние, что ещё оставались! Повесить его!
    На этот раз повод для гнева у него действительно был: из разбитого носа и рта хлестала кровь.
    — Повесить? Его? — изумился Ланге. — Но он не бандит, сэр. Он наш друг, и именно ему мы обязаны тем, что удалось поймать всю шайку. Если бы не он, то и я с сыном, и сеньор Кортесио уже были бы мертвы, а наши дома полыхали, как солома.
    Долговязый вытаращил глаза, разинул рот и пролепетал:
    — Мы?.. Обязаны ему?..
    Он был так смешон, что все присутствующие, несмотря на серьезность положения, захохотали.
    Он вытер пот со лба. Я тем временем ощупывал себя и растирал те места, над которыми поработали его костистые кулаки.
    — Теперь вы поняли, сэр? — прикрикнул я на него. — Да вы просто взбесились. Что вам так приспичило вешать? И кого? Меня! Все кости ноют от ваших кулаков!
    От смущения он не знал, что делать, наверное, поэтому он открыл рот и выплюнул на ладонь два «последних» зуба, которые я ему выбил. Тут и я не выдержал и рассмеялся, хотя вид у него был действительно жалкий.
    Только теперь я смог передать Ланге распоряжение Олд Дэта. Мы подготовили веревки, сложили их в угол, чтобы были под рукой, и я скомандовал:
    — Выпускайте их по одному! И вяжите сразу же за порогом. То-то удивился Олд Дэт, что мы так долго возились. Но почему здесь ещё нет шерифа? Слуга Кортесио обещал первым делом привести его.
    — Нет шерифа? — удивился Ланге. — Так это он и есть! Он-то вам и надавал тумаков.
    И Ланге ткнул пальцем в долговязого.
    — Тысяча чертей! — взревел я. — Вы же шериф, представитель власти в округе! На вас возложена обязанность следить за порядком и даны для этого все права, а вам вдруг вздумалось самому поиграть в судью Линча! Очень плохо, сэр! Неудивительно, что ку-клукс-клан так здесь распоясался.
    Мои нравоучения привели шерифа в такое замешательство, что он протянул мне на ладони два своих «последних» зуба и пробормотал:
    — Простите меня, сэр. Я ведь не знал…
    — Приступайте немедленно к исполнению своих обязанностей, а то люди, чего доброго, подумают, что вы хотели линчевать меня потому, что тайно пособничаете ку-клукс-клану.
    Мои слова привели его в чувство. Он с достоинством выпрямился и ответил:
    — Чтобы я, шериф всеми уважаемого округа Файетт, состоял в банде? Чушь, и я докажу это, не сходя с места! Мы будем судить банду по закону ещё нынче ночью. Отойдите, джентльмены, освободите проход. Встаньте в коридор и просуньте в дверь ружья, чтобы им было ясно, кто хозяин положения. А вы открывайте дверь в спальню и готовьтесь вязать их.
    Приказ был выполнен незамедлительно, и полдюжины винтовок тут же уставились в дверь спальни. В гостиной остались только шериф, Ланге с сыном, двое его соседей, помогавших нам с самого начала, Кортесио и я. С улицы доносились крики толпы, требующей ускорения развязки. Мы распахнули окна, чтобы люди могли видеть, что мы не бездействуем. Дверь разбаррикадировали, и я распахнул её. Желающего выйти первым не нашлось, поэтому я позвал сначала капитана, а затем лейтенанта. Их раны были забинтованы разорванными на полосы простынями. На чердаке у вынутой доски с ружьем на изготовку сидел Олд Дэт. Пленникам связали руки за спиной и поставили их у стены в один ряд с четырьмя бандитами, захваченными у дома Кортесио. У двери и окон толпились любопытные из тех, кто не принимал непосредственного участия в событиях этой ночи, и, глядя на происходящее, одобрительно шумели. Пленники оставались в своих балахонах, капюшоны скрывали их лица. По моему настоянию привели человека, называвшего себя цирюльником, который заявил, что готов перевязать и вылечить раны. Он осмотрел пострадавших в схватке разбойников и послал зевак на поиски корпии, тряпок, пластыря и прочего.
    Когда вся шайка была связана, кто-то вдруг задал совершенно резонный вопрос: что с ними делать, если в Ла-Гранхе нет тюрьмы, способной вместить девятнадцать человек?
    — Отведем их в трактир, — распорядился шериф, — и покончим с ними сегодня же. Соберем суд, выберем присяжных и приведем приговор в исполнение тут же, на месте. Мы имеем дело с исключительным злодеянием, поэтому и поступим исключительным образом.
    О решении шерифа немедленно передали на улицу. Толпа зашевелилась и двинулась по направлению и трактиру: каждый хотел занять место поудобнее. Многим не удалось попасть в зал, и они устроились на ступеньках лестницы, в коридоре и снаружи у окон. Куклуксклановцев приветствовали столь горячо, что охране пришлось крепко поработать, чтобы в конце концов уберечь подопечных от рукоприкладства публики. С трудом мы пробились в большой и низкий зал трактира, предназначенный для танцев. Возвышение для оркестра уже было занято зеваками; пришлось их прогнать, чтобы поставить там скамью для подсудимых и стол для присяжных. С пленников сняли капюшоны, и оказалось, что в шайке не было ни одного человека из ближайших окрестностей.
    Собранный на скорую руку суд состоял из председателя, чью роль взял на себя шериф, обвинителя, защитника, секретаря и присяжных. Свидетелями выступили оба Ланге, Кортесио, ещё несколько человек из местных жителей, Олд Дэт и я. Основным доказательством вины послужило личное оружие пленников — все их револьверы и ружья оказались заряженными. Открывая процесс, шериф заявил, что, поскольку дело необычное, следует отступить от обычных формальностей и не приводить к присяге свидетелей, ибо мораль обвиняемых столь низка, что таким высоконравственным и уважаемым джентльменам, как мы, не стоит обременять себя клятвой. Тем более что, по его мнению, в зале собрались (конечно, за исключением членов ку-клукс-клана) только те, чья добропорядочность и убеждения не вызывают никаких сомнений, что он и отмечает, к своему великому удовлетворению. Зал встретил откровенную лесть рукоплесканиями, долговязый раскланялся, а я заметил в зале несколько человек, чьи разбойничьи лица отнюдь не подтверждали высокопарные слова шерифа.
    Суд начался допросом свидетелей. Олд Дэт в подробностях изложил, события той ночи, мы же ограничились тем, что подтвердили его рассказ. После нас выступил обвинитель и, основываясь на наших словах, упирал на принадлежность обвиняемых к запрещенной организации, которая преднамеренно подрывает общественный порядок, разрушает государственные устои и преступает закон. Подобные преступления караются длительным или даже пожизненным заключением, а иногда и смертной казнью. Только за принадлежность к тайному союзу закон предусматривает наказание от десяти до двадцати лет тюремного заключения. Кроме того, имеются отягчающие обстоятельства. Было доказано, что обвиняемые покушались на жизнь бывшего офицера армии Севера, намеревались нанести увечья двум уважаемым гражданам и сжечь дотла всю Ла-Гранху — да благословит Господь этот город. В их намерения также входило повесить двух мирных и достопочтенных джентльменов, — тут он повернулся в нашу сторону и сначала отвесил поклон Олд Дэту, а затем мне, — каковые намерения, будь они осуществлены, безусловно, повлекли бы за собой смерть повешенных, что следует наказать самым строгим образом, так как именно этим джентльменам город обязан своим спасением. Итак, вина подсудимых доказана, и обвинитель требует воздать им по заслугам и предлагает несколько членов клана, отобранных по усмотрению суда, «подвесить за шею веревкой, пока жизнь не покинет их тела», а остальных подвергнуть телесному наказанию, «дабы мораль их укрепилась», а потом заключить в тюрьму с толстыми стенами и прочными решетками, чтобы впредь они не могли вредить ни государству, ни честным гражданам.
    Обвинитель раскланялся под рукоплескания, и его место занял защитник.
    Председатель совершил ошибку, сказал защитник, не спросив у обвиняемых, кто они и откуда. Он советует шерифу исправить упущение, ибо необходимо знать, кого предстоит повесить, а кого посадить в тюрьму, хотя бы для того, чтобы должным образом составить бумаги на казнь и засвидетельствовать смерть казненных. (Замечание было блестящее, и я мысленно согласился с ним.) Он не отрицает преступных намерений шайки и признает, что все, сказанное шерифом, — правда и только правда, но ведь замыслы ку-клукс-клана не осуществились. Поэтому ни в коем случае нельзя требовать смертного приговора или пожизненного заключения. Он спрашивает собравшихся, причинило ли само намерение ущерб кому-либо? И может ли намерение вообще причинить ущерб? Конечно, нет. Но раз никто не пострадал, он вынужден просить суд освободить обвиняемых из-под стражи, что подтвердит наше человеколюбие и приверженность духу и букве закона.
    Речь защитника встретили криками «ура». Он раскланялся с гордым видом, словно ему рукоплескал весь мир.
    Снова взял слово председатель. Он, оказывается, умышленно не спросил имена обвиняемых, будучи уверен, что те попытаются ввести его в заблуждение. Поэтому он предлагает составить одну-единственную бумагу о казни: «Повешено девятнадцать членов ку-клукс-клана. Вина казненных доказана полностью». Конечно, он согласен с замечанием защитника: мы имеем дело с неосуществленным намерением. Именно в этом русле и будет вестись судебное разбирательство, однако следует помнить, что их преступные замыслы так и остались замыслами только благодаря вмешательству двух присутствующих в зале джентльменов. (Поклон в нашу сторону.) Вместе с тем намерения тоже представляют определенную опасность, и за это виновные должны понести наказание. У председателя нет ни времени, ни охоты затягивать решение, до бесконечности взвешивая доводы обвинителя и защитника. И вообще, не стоит уделять так много внимания шайке, которая, несмотря на численность в девятнадцать человек и целый арсенал оружия, позволяет взять себя в плен всего лишь двоим смельчакам. Его, шерифа, обвинили в тайном пособничестве ку-клукс-клану, он хочет снять с себя любые подозрения и приложит все усилия, чтобы обвиняемые были посрамлены, опозорены и больше никогда не смели появляться в Ла-Гранхе. И он спрашивает присяжных, виновны ли подсудимые в том, что намеревались убить, ограбить, нанести увечья и совершить поджог? Он просит судей не тянуть с ответом, ибо в зале собрались почтенные граждане, с нетерпением ждущие приговора.
    Его язвительную речь встретили бурными аплодисментами. Присяжные отошли в угол зала, посовещались несколько минут и объявили: виновны!
    Шериф тут же приказал вывернуть карманы обвиняемых и пересчитать изъятые деньги, затем пошептался с секретарем, обвинителем и защитником и немедля объявил приговор:
    — Джентльмены! Подсудимые признаны виновными. Но, учитывая, что их намерения не были осуществлены, и принимая во внимания обращение защиты к нашему чувству человеколюбия, мы решили не наказывать их по закону.
    Обвиняемые вздохнули с облегчением, зато в публике прокатилась волна возмущения. Шериф, не обращая внимания на негодующие возгласы, продолжал:
    — Как я уже отметил, одно лишь намерение совершить преступление подлежит наказанию, и хотя мы никого не повесим и никого не посадим в тюрьму, мы все-таки должны на будущее обезопасить себя от подобных выходок. Итак, мы решили изгнать их за пределы штата Техас, чтобы они никогда больше не осмелились показаться нам на глаза. Поэтому я приказываю: остричь им волосы и сбрить бороды и усы! Думаю, что среди вас найдется много охотников сделать это собственноручно. Будет лучше, если приговор приведут в исполнение те, кто никогда не держал в руках ножниц. Прошу принести из дому инструменты.
    Зал захохотал. Кто-то крикнул в распахнутое окно:
    — Несите ножницы! Мы подстрижем их по последней моде!
    Не могло быть никаких сомнений в том, что все бросятся домой за инструментами. Так оно и оказалось. Со всех сторон с громкими криками люди несли садовые и овечьи ножницы.
    — Суд также постановил, — говорил шериф, — силой отвести виновных на пароход, который только что прибыл из Остина и ранним утром отплывает в Матагорду. Там они пересядут на любое другое судно, с тем чтобы никогда не возвращаться в Техас. С этой минуты до того, как они покинут пределы штата, им запрещается снимать ку-клукс-клановскую униформу, чтобы всем встречным было ясно, как техасцы расправляются с членами банды. Все это время они будут связаны и получат хлеб только в Матагорде. Билеты на пароход будут оплачены из их же средств, составляющих круглую сумму в три тысячи долларов, нажитых, по-видимому, грабежом. Кроме того, все их имущество пойдет с молотка, в первую очередь оружие. Аукцион проведем прямо сейчас, а на деньги от распродажи закупим пиво, чтобы уважаемые леди и джентльмены могли освежиться глотком живительной влаги во время танцев, которые начнутся после суда. А на заре под музыку и похоронные песни проводим всю шайку на пароход. Они будут присутствовать на нашем балу, оставаясь на своих «почетных» местах. Если защита хочет опротестовать решение суда, мы с удовольствием её выслушаем, но просим высказываться покороче, не то некогда будет стричь, проводить торги и танцы.
    Радостные крики, сопровождавшие оглашение решения суда, перешли в рев. Потребовалось немало времени, чтобы утихомирить не на шутку расходившуюся публику. Наконец защитник смог говорить:
    — Что касается наказания моих подзащитных, я должен признать, что оно слишком сурово, хотя и смягчено обещанием подать пиво и начать танцы, поэтому от имени тех, кого я защищаю, заявляю, что полностью согласен с приговором суда, и надеюсь, что он произведет целебное воздействие на мораль подсудимых и поможет им вернуться к добропорядочной жизни. Одновременно предостерегаю моих подопечных от необдуманных попыток вновь посетить наш штат и тем более город, ибо я откажусь брать их под защиту, и тогда без опытного адвоката они не отделаются так дешево. Что же касается моего вознаграждения, то я желал бы получить по два доллара с клиента, что в итоге составит тридцать восемь долларов. Думаю, можно даже обойтись без расписки, если требуемая сумма будет мне вручена незамедлительно и при свидетелях. Половину из этих денег я беру себе, а другая пойдет в оплату за свет и зал для танцев. Джентльмены проходят по билетам стоимостью пятнадцать центов — из этих денег мы заплатим музыкантам. Дамы, разумеется, приглашаются бесплатно.
    Я чувствовал себя как во сне. Неужели все это происходит на самом деле? У меня не было основания не доверять собственным глазам: защитник получал свой гонорар, многие помчались домой, чтобы привести жен на бал, зал наполнялся людьми со всякого рода ножницами. Поначалу я возмутился, но вскоре поостыл и смеялся от всей души. Олд Дэт тоже похохатывал, довольный решением суда. Членов ку-клукс-клана обрили, остригли и тут же приступили к аукциону. Ружья были проданы быстро и за хорошую цену, остальные предметы из арсенала шайки тоже нашли своих покупателей.
    В зале стало неимоверно шумно и тесно. Одни пытались войти, другие выйти, не обошлось без толкотни и тумаков. Трактир не мог вместить и десятой части желающих. Наконец появился оркестр: кларнет, скрипка, труба и старый фагот. Музыканты уселись в углу и принялись настраивать свои допотопные инструменты, я сразу же составил далеко не лучшее мнение об их мастерстве. Я хотел было улизнуть, тем более что в зале уже появились дамы, но Олд Дэт и слышать об этом не желал, хвастливо утверждая, что именно мы являемся героями дня и непременно должны насладиться жизнью после трудностей и опасностей. Шериф тоже удержал меня, заявив, что жители Ла-Гранхи обидятся, если мы откажемся танцевать в первом котильоне. Он уже успел представить Олд Дэту и мне свою жену и дочь, заметив при этом, что они прекрасно танцуют. Поскольку я выбил ему два «последних» зуба, а он изрядно поколотил меня, мы, по его мнению, должны были испытывать друг к другу чуть ли не родственные чувства. Он уверял меня, что расстроится, если я покину бал, к тому же он обещал нам отдельный стол. Как тут быть?
    Я понял, что «герою сегодняшнего дня» никак не избежать участия в пресловутом котильоне, а может быть, и в нескольких других танцах.
    Добряк шериф явно радовался тому, что нас опекали хранительницы его домашнего очага. Он нашел нам стол, у которого был один, но зато большой недостаток: это был столик на четвертых, и тем самым мы полностью и окончательно оказались в плену у дам. Особое положение их мужа и отца придавало дамам надменность и достоинство. Матери было за пятьдесят, не теряя времени, она орудовала спицами и только один раз раскрыла рот, чтобы ни к селу ни к городу помянуть кодекс Наполеона. Дочери было под тридцать, она принесла томик стихов и читала его, несмотря на невероятный шум в зале. Она удостоила Олд Дэта суждением о французском поэте Беранже, что, видимо, должно было свидетельствовать о живости её ума, но, когда старый вестмен совершенно серьезно заверил её, что никогда не имел чести беседовать с упомянутым джентльменом, барышня замолчала и не произнесла больше ни слова. От пива наши дамы отказались, но, когда шериф принес им два стаканчика бренди, их острые мизантропические лица просветлели.
    Вскоре долговязый шериф подошел к нам, толкнул меня, по своему обыкновению, в бок и шепнул:
    — Принимайтесь за дело: пора танцевать котильон.
    — А дамы нам не откажут? — спросил я, втайне рассчитывая на несговорчивость женщин.
    — Ну что вы? Дам я заранее предупредил.
    Скрепя сердце я встал, поклонился дочери, промямлил что-то о великой чести, удовольствии и предпочтении и получил в руки томик стихов, а в придачу и саму барышню.
    Олд Дэт взялся за дело с уверенностью бывалого человека, по-свойски обратившись к матери:
    — Ну что ж, пойдемте танцевать. Вы как предпочитаете, вправо или влево? Мне все равно, я одинаково прыгаю в любую сторону.
    Лучше умолчать, как мы танцевали, какой ущерб нанес заведению мой друг, падая вместе с партнершей, как джентльмены постепенно набрались. Замечу только, что к восходу солнца запасы трактирщика иссякли.
    Шериф, однако, заверил всех, что деньги ещё остались и что, как только к вечеру запасы пополнят, можно будет продолжать веселье.
    Когда объявили, что пора вести куклуксклановцев на пароход, дамы вскочили с мест.
    Шествие происходило в строго определенном порядке: впереди шли музыканты, за ними — судьи, затем — члены ку-клукс-клана в своих нелепых балахонах, далее — свидетели, то есть мы, а за нами вся остальная публика, словом, целая толпа.
    Американцы — странные люди, они всегда добиваются своего. Все участники шествия, за исключением разве что пастора и дам, где-то успели раздобыть рожки, дудки и прочие инструменты. Когда все встали на места и шериф подал знак двигаться вперед, музыканты, шедшие в голове, заиграли мотив известной песенки «Янки дудль», остальные в меру способностей подыграли, и в конце концов все это стало напоминать кошачий концерт. Свист, пение, рев и звуки немилосердно терзаемых инструментов создавали не поддающуюся описанию картину. Вскоре мне уже казалось, что я попал в сумасшедший дом.
    Медленным шагом наша «похоронная» процессия приблизилась к реке. Куклуксклановцев сдали с рук на руки капитану, и тот взял их под стражу, а пассажиры, знавшие о злодеяниях бандитов не понаслышке, выделили из своих рядов дюжих часовых.
    Когда пароход отчалил, оркестр грянул бравурный туш, а публика завыла и заулюлюкала. Пока все прощались с «дорогими гостями» и глазели на отходящий от причала пароход, я взял под руку Олд Дэта, и мы вместе с Ланге и его сыном отправились домой, чтобы немножко отдохнуть перед дорогой. Однако проспали дольше, чем намеревались, что меня сильно расстроило.
    — Не огорчайтесь, сэр, — успокаивал меня Олд Дэт. — Когда такой старый охотничий пес, как я, берет след, он уже не потеряет его, пока не выйдет на зверя. Положитесь на меня.
    — Полностью доверяю вашей опытности, сэр, — отвечал я, — но мы задержались с отъездом, и Гибсон уйдет далеко вперед.
    — Он от нас не уйдет. Не все ли равно, днем раньше или днем позже мы его поймаем? Не падайте духом, меня не зря прозвали Олд Дэтом.
    Я верил, что он сдержит свое слово, и все-таки обрадовался, когда за обедом Ланге предложил отправиться в путь вместе.
    — Мы не будем вам в обузу, — уверял он нас. — И я и сын умеем обращаться с оружием и ухаживать за лошадьми, люди мы не трусливые и не бросимся наутек, встреться нам по дороге хоть белые, хоть краснокожие, хоть сам черт. Возьмите нас с собой. По рукам?
    Мы согласились без колебаний.
    Потом пришел сеньор Кортесио, проспавший в то утро больше нашего, и пригласил нас посмотреть лошадей.
    — Вот этот молодой человек пытается убедить меня, что знает толк в лошадях, — ворчал Олд Дэт. — Может быть, он и умеет лихо гарцевать, но у меня есть особое чутье на лошадей. Покупая коня, я часто выбираю такую страшную на вид клячу, что другие просто диву даются. Но я-то знаю, что делаю: мой нюх меня ни разу не подвел.
    В конюшнях Кортесио Олд Дэт заставил меня проехаться верхом на всех лошадях, а сам при этом внимательно приглядывался и приценивался. В конце концов, полагаясь на свое чутье, он отверг всех предложенных нам коней.
    — На вид они гораздо лучше, чем на самом деле. Но через несколько дней пути их пришлось бы бросить. Мы купим вон ту светло-гнедую пару жеребцов. Хотя они и не молоды, зато стоят дешево.
    — Да ведь это не верховые лошади, а упряжные клячи! — с обидой воскликнул Кортесио.
    — Простите за резкость, сеньор, но вы в лошадях ничего не смыслите. Эти жеребцы знакомы с прерией, но побывали в плохих руках. Они не задохнутся и не упадут замертво от длительной скачки. Их мы и берем, спорить тут не о чем, дело сделано!


Оглавление - Глава 3