Верная Рука - друг индейцев
     Едва на экраны страны вышел фильм "Верная Рука - друг индейцев", как в печати появились недоуменные, иронические, а то и просто пренебрежительные отзывы: дескать, понравиться он может только детям, да и то вряд ли, индейцы в картине ненастоящие, подвиги запланированы, а неожиданности самые заурядные. Может быть, и не стоило бы печалиться по этому поводу, в конце концов, как всякий заведомо коммерческий фильм, "Верная Рука" найдет своего зрителя. Но вот еще одно замечание: "ненастоящий Фенимор Купер и ненастоящий Майн-Рид", как пишет В.Орлов в "Литературной газете". Этот упрек вызывает в памяти не кинематографические, а литературные споры, продолжающиеся по сей день и имеющие, на наш взгляд, непосредственное отношение к фильму. Поэтому уместен будет небольшой экскурс в немецкую литературу середины прошлого века.
      В 1842 году в саксонском городке Гогенштайн в бедной семье ткача Мая родился сын Карл. Детство у Карла было невеселое: улица, воровство, тюрьма. В тюрьме же он написал свои первые произведения. Первые контракты с издателями, первый успех и первые путешествия. Путешествий он совершил за свою жизнь немало - побывал в Турции, Аравии, в джунглях Латинской Америки, в прериях так называемого Дикого Запада. Приключенческие романы, написанные Карлом Маем на материалах путешествий, книгоиздатели, державшие писателя в вечной кабале, закупали заранее, и ему приходилось писать их в большом количестве, чтобы рассчитаться с кредиторами. Качество многих из этих произведений оставляет желать лучшего, и позже это обстоятельство послужило литературоведам основанием для того, чтобы зачислить их автора в разряд бульварных писателей. Но есть и другое мнение, основанное на том, что книги К.Мая - свидетельства очевидца, а не придуманные за письменным столом романы с бесчисленными продолжениями типа печально знаменитой "Пещеры Лихтвейса". Если даже отбросить написанные К.Маем в ранние годы книги, от которых он позже сам отказывался, если отбросить несколько пессимистических романов, написанных в последние годы жизни (он умер в 1912 г.), то и тогда останется несколько книг, по праву занимающих место в антологии мировой приключенческой литературы. Это прежде всего "Виннету" и "Олд Шаттерханд", которые позволили поставить имя Карла Мая в один ряд с Дюма и даже Жюлем Верном. Экранизацию одной из повестей об Олде Шаттерханде и представляет собой "Верная Рука - друг индейцев". А скоро появится на экране и экранизация "Виннету".
      Благородство героев К.Мая, мужество, честность и не в последнюю очередь их ловкость и сила покоряли и покоряют сердца мальчишек многих континентов. Все эти качества демонстрируют с экрана и герои "Верной Руки". Правда, у первоисточника есть одно несомненное преимущество - экзотика, без которой не может быть ни приключенческой книги, ни фильма.
      "Верная Рука" - вестерн, то есть ковбойский фильм. Возраст этого киножанра почти равен возрасту американского кино. Сложились традиции жанра, каноны, позволившие чехословацким кинематографистам блистательно пародировать вестерн в "Лимонадном Джо". Но вспомним, кто из юных зрителей воспринял остроумную пародийность "Лимонадного Джо", его иронию? Никто, зато они с восторгом пересказывали перипетии погонь, перестрелок и т.п. Тоже самое дети в избытке найдут и в "Верной Руке".
      Конечно, перед нами не лучший образец жанра. Это как бы вестерн "из вторых рук", "европейский вариант" (совместное производство ФРГ и Югославии). В роли Олда Шаттерханда (в фильме Джон Гарден) выступает не знаменитый киноковбой Джон Уайн и не Кирк Дуглас, а немолодой уже Стюарт Грейнджер. В обязательной роли злодея - югославский актер Бата Живойнович. "В роли" Аппалачей и американских прерий выступают пейзажи Югославии. Но все это не заслоняет главного в фильме (и в книге К.Мая): благородных идеалов главного героя - защитника слабых и угнетенных Олда Шаттерханда. Звучит это немного наивно для современного фильма. Но прибавим к этому занимательность романа К.Мая, и станет ясно, что "Верную Руку" вполне можно рекомендовать юному зрителю. Кроме того, всегда есть взрослые, которые сохранили детскую восторженность, любовь к приключениям, путешествиям. В защиту К.Мая и фильма хочу призвать также авторитет Карла Либкнехта - видного деятеля международного рабочего движения и страстного поклонника Виннету и Олда Шаттерханда.
Л.Медета
Источник неизвестен
Вероятно, "Советский экран" конца 60-х
   Прислал Юрий из Украины
Главная - Старая папка