Бесстрашный индеец Ульзана
     Индейская серия студии ДЕФА началась давно - в 1965 году. Теперь, после двенадцати лет, на протяжении которых было снято около десятка лент, можно употребить это слово - "давно". Время измеряется календарно - тогда был такой-то год, теперь такой-то; ах, сколько воды утекло. Время измеряется количеством картин - снята первая, через сколько-то месяцев - вторая, потом еще и еще - темп работы то замедляется, то ускоряется; да, кинематографисты потрудились; пленки-то, пленки израсходовано! Однако нам интересно другое - не движение времени, а, скажем, "внутреннее" движение серии - как она "жила", обретала лицо, накапливала свои привычки, пристрастия, отличительные приметы. Любая серия стремится быть единством, где в очередном фильме продолжаются, развиваются находки предыдущих. В этом смысле "Ульзана" есть закономерный продукт предшествующих лент.
      Да, кинокартина сформирована ими всеми - начиная от самой первой, несет в себе "груз прошлого", и грузом этим в значительной степени определяется ее характер.
      Коснемся самой главной особенности серии - ее историчности. Речь идет именно об историчности, а не о бытовой достоверности, которой этим фильмам как раз не хватает.
      Ведь они снимались не в штатах Вайоминг, Северная Дакота или Аризона, а в Югославии, в румынских Карпатах и даже в Узбекистане. Можно "загримировать" узбекскую пустыню под Аризону, однако искусственность грима все равно будет чувствоваться. С другой стороны, дотошный знаток найдет здесь массу погрешностей - историографических, этнографических и всяких других. И тем не менее серию все равно следует признать историчной - не в деталях и подробностях, а в том, что касается общей сути процесса колонизации индейских земель. Суть эта определяется здесь одним словом, коротким и страшным: агрессия. В каждом фильме рассматривается ситуация агрессии, и рассматривается она с точки зрения жертв, с точки зрения тех, на кого агрессия направлена, - индейцев. В каждой картине захватываются земли, изгоняются коренные жители - за спиной колонистов стоит четко и беспощадно работающая государственная машина, регулярная армия.
      "Индейская" серия студии ДЕФА полемична по отношению к американскому вестерну периода его расцвета, времени его классики (двадцатые и тридцатые годы нашего века). Американцы молоды как народ, у них нет собственного национального эпоса, такого, как скандинавские саги, "Песнь о Роланде" - во Франции или "Песнь о моем Сиде" - в Испании. Вестерн той поры жил амбицией, надеждой, что превратится в такой эпос. С нескрываемой гордостью он повествовал о том, как создавалась Америка, как на диких землях возникали города, прокладывались железные дороги, из недр земли добывались богатства, а на поверхности тучнели стада и начинали шуметь плодородные нивы. В вестерне создатели Америки и создатели картин умиленно наслаждались собственной историей. В приливе эгоистической самовлюбленности они полагали, что творится нечто свехсовершенное, нечто кровно необходимое и диким землям и человечеству. Эгоистическая самовлюбленность не позволяла видеть, что создавалась Америка на крови, на физическом истреблении целых племен. В классическом вестерне индейцев изображали темной, невежественной массой, способной только грабить и жечь - растаптывать нежные ростки цивилизации. Так в эпосе и мифах изображается враг - например, сарацины в "Песне о Роланде".
      Вестерны, снятые кинематографистами ГДР, противостоят слепоте такой эгоистической "мифологии". Картины задумывались под знаком возвращения к исторической точности, восстановления исторической справедливости. Первый фильм - "Сыновья Большой Медведицы" - был поставлен по роману ученого-антрополога, доктора Лизелотты Вельскопф-Генрих. Она знала быт индейцев, знала, как складывались их судьбы в период экспансии колонистов, - и это воспринималось как гарантия точности и объективности. За "Сыновьями" последовала картина "Чингачгук - Большой Змей". В основу ее лег роман Фенимора Купера "Зверобой". У Купера, как известно, действуют вымышленные герои. Книги его суть классика литературы об индейцах и в силу классического своего положения, благодаря пиитету, которым они окружены у читателей всего мира, воспринимаются как безусловно, бесспорно, несомненно правдивые.
      Существенный перелом в серии наступил с картиной "Оцеола - вождь семинолов". С одной стороны, "Оцеола" - это роман Майна Рида, тоже, как и "Зверобой", - классика литературы об индейцах. Оцеола - реальное историческое лицо, герой так называемой "войны с семинолами", которая тянулась на болотах Флориды с 1832 по 1841 год. Сам же Оцеола был предательски схвачен в 1837 году генералом Джессапом и, отказавшись принимать пищу, умер в заключении. Создатели картины меньше обращались к роману Майна Рида, а больше к историческим фактам. Таким образом, в "индейской" серии произошел поворот от литературного вымысла к фактографии. Тенденцию эту утвердил и закрепил "Текумзе", один из лучших фильмов серии. "Текумзе" трудно назвать произведением приключенческим, это скорее биографическое повествование о "величайшем индейце Америки" (как его порой называют историки), задумавшем объединить все индейские племена перед лицом агрессии колонистов и погибшем в 1812 году, так и не успев завершить свой замысел. Ульзана и старый Нана, действующие в двух последних картинах: в "Апачи" и во второй, названной по имени центрального персонажа - "Ульзана", тоже подлинны, существовали в действительности. Они не были столь известны, как другой вождь апачей - Джеронимо, оставивший автобиографию, но все равно прочно записаны в анналах борьбы с агрессией колонистов.
      Историчность серии ощущается не только в выборе персонажей, но и в том, что все картины тяготеют к тем географическим пунктам, где возникали наиболее сильные очаги индейского сопротивления. События "Сыновей Большой Медведицы", "Следа Сокола", "Белых волков" происходили на территории дакотских племен, нанесших самое тяжелое поражение американской регулярной армии в битве под Литтл Бигхорн (1876 год). Апачи из Аризоны, где разворачивается действие двух новых картин, не прославились таким крупным сражением, они вели войну, которую скорее можно назвать партизанской, но она была последним очагом вооруженного индейского сопротивления. Американская печать создала легенду о коварстве и поразительной кровожадности апачей.
      Фильмы о благородном апаче Ульзане уже не представляют собой биографию вождя, какой была лента о Текумзе. Это отдельные эпизоды из его жизни, их пока два, но может быть и больше. Из-за такой эпизодичности зритель не знакомится с тем, как росла в душе вождя идея сопротивления, как возникал в уме план конкретных действий, зато эти действия показаны более подробно, в сюжете появилось больше места для приключений, представляющих нам Ульзану (в этой роли снялся знаменитый Гойко Митич, постоянный исполнитель главных ролей в индейской серии, а в "Ульзане" еще и соавтор сценария) не как исторического деятеля, но просто как человека храброго, самоотверженного, выносливого.
      Герой кинобиографии Текумзе имел свой стратегический план, свою высокую цель - объединение племен. В этом он был исторически активен. Мужественного Ульзану постоянно настигает ситуация агрессии, заставляя, вынуждая действовать. Апачи Ульзаны мирны, они готовы заниматься поливным земледелием, разводить кукурузу, дыни, арбузы. Джеронимо пишет в своей биографии, что и он пытался выращивать овес и кукурузу. Алчность белых колонистов изгоняет соплеменников Ульзаны в место жаркое, засушливое, непригодное для существования - в резервацию Сан-Карлос. Чтобы спасти близких необходимы подвиги Ульзаны, его мужество и выносливость.
      ... Ульзана погиб в 1886 году от рук разведчиков капитана Эммета Кроуфорда...
Валентин Михалкович
"Советский экран",  №11, 1977 год
   Прислал Юрий из Украины
Главная - Старая папка