Анатолий Стародубец
ИТАР-ТАСС
25.01.2009, 11.43
Гойко Митич менял по пять лошадей на каждом фильме
Ради кинокарьеры главный индеец Европы пожертвовал личной жизнью
      Во время новогодних каникул в Москве побывал легендарный югослав Гойко Митич. Он стал самым именитым иностранным гостем на XXV Международном фестивале фильмов для детей и юношества. За свою карьеру актер снялся в 54 фильмах, но кумиром миллионов стал благодаря ролям индейцев. Чингачгук, Оцеола, Зоркий Сокол, Черный Барс, Твердая Скала, Медвежий глаз, Белое Перо и другие образы красивых и смелых краснокожих героев сделали его культовым персонажем 70-х. Накануне отлета Гойко Митича из России наш корреспондент побеседовал с актером о кино и его нынешней жизни.
Апачи из колхоза "Навои"
      - Господин Митич, несколько ваших фильмов про индейцев снимали в Советском Союзе...
      - У меня остались прекрасные воспоминания о съемках в Бухаре, Крыму и на Кавказе. Снимали мы и в Белоруссии, в чудных лесах под Минском. В те времена многое было, конечно, по-другому. В экспедиции все были равны: от подсобных рабочих до актеров на главные роли. Председатель жюри, актер из Белоруссии Владимир Гостюхин, пригласивший меня в Москву, сказал на закрытии фестиваля, что я звезда. Но я никогда не чувствовал себя звездой. Я просто делал свое дело.
      - Легко ли было "загримировать" советскую действительность под американский запад?
      - Очень легко. Пространства Советского Союза еще не были утыканы навязчивыми рекламными щитами, как в западных странах. Забавный случай произошел в 1973 году в Узбекистане, где под Самаркандом снимался фильм "Апачи". Предполагалось, что массовку индейского племени мы подберем на месте. Но сколько мы ни зазывали "апачей" из местного колхоза "Навои", народ к нам не шел. Тогда мы обратились к председателю колхоза, который в свое время служил в Германии. Он нам объяснил, что вера запрещает им оголяться. Сошлись на том, что снимать будем в глухой степи подальше от кишлака. Только там застенчивые узбекские юноши согласились оголить торсы. Когда наши гримеры расписали их тела в индейском духе, парни долго хохотали друг над другом. Кстати, в этом фильме я скачу на председательском коне - хороший был жеребец, породистый.
      - А я думал, у "главного индейца Европы" есть любимый конь, на котором он скачет из фильма в фильм...
      - Нет. Съемки проходили в разных странах, которые могли бы сойти за американские прерии. Возить за собой животное - слишком дорогое удовольствие. Поэтому лошадей подбирали на месте. Помню, на Кавказе долго искали дикую лошадь серой масти. Мой герой должен был заарканить ее и объездить. На Терском конном заводе выбрали первоклассного жеребца, который еще ни разу не был под седлом. Но сняли его только в нескольких эпизодах - уж больно норовистым оказался. В сценах, где были диалоги, мне подставляли более смирную кобылу, привычную к свету софитов. Зритель думает, что у моего героя один любимый скакун. Но на деле в каждом фильме приходилось менять по 4-5 похожих лошадей.
Братья по крови
      - Ваши индейские фильмы видели настоящие индейцы?
      - К счастью, да. Я давно об этом мечтал. Но случай подвернулся лишь в 2002 году. Один немецкий студент, проходивший практику в США в фирме Майкрософт, рассказал коллегам о своих кумирах детства. Потом арендовал кинозальчик и показал фильмы студии ДЕФА "Сыновья Большой Медведицы", "Среди коршунов" и "Братья по крови", снабдив их английскими титрами. На просмотр были приглашены этнические индейцы, которые пришли в полный восторг от увиденного и попросили о встрече со мной. В аэропорту меня встречала шумная компания. Одетые в пестрые национальные одежды, индейцы били в тамтамы, пели и приплясывали в мою честь. А их вождь заключил меня в объятия со словами: "Мой брат!"
      Вечером меня отвезли на большой индейский праздник Вао-Вао. Индейцы выстроились в каре, как для встречи важного гостя. Вождь спел, а меня попросили станцевать. Слава богу, в фильме "Чингачгук - Большой Змей" у моего героя были хореографические номера, которые я в свое время долго репетировал. И я не ударил лицом в грязь, станцевал под бой тамтамов и одобрительные крики племени. Я подарил вождю табак. На пачке было написано: сделано в Германии. Я сказал им: "Индейцы дали миру табак, белые люди привезли его в Европу, обработали, а теперь я возвращаю его на родину". В ответ мне подарили роскошный плед, расшитый вручную замысловатым индейским орнаментом. Было сказано, что он будет хранить меня от природных стихий и житейских невзгод. Кажется, и впрямь помогает.
      - Как думаете, почему индейцы воздали вам такие почести? В Голливуде ведь существует давняя традиция съемок вестернов...
      - В голливудских вестернах индейцы изображались жестокими бандитами, которые то и дело норовят снять скальп с хороших белых ковбоев в исполнении любимцев публики Джона Уэйна, Ли Марвина, Гари Купера, Клинта Иствуда и других звезд. Это чудовищная несправедливость. Ведь то, что произошло с индейцами во времена заселения Америки европейцами, - чистой воды геноцид. С доверчивыми краснокожими воинами белые заключили около 400 мирных договоров, но ни один из них не соблюли. И в фильмах киностудии ДЕФА индейцы показаны не дикими разбойниками, а сообществом людей, у которых есть своя культура, мораль, этика. Наши фильмы больше соответствуют исторической правде, чем американские.
Любовь не купишь
      - Зрители на улицах вас узнавали?
      - Когда я выходил из гостиницы или автомобиля, то бывало, что движение на дороге останавливалось. В ресторанах, особенно в СССР, к нашему столику то и дело присылали бутылку шампанского или коньяка в знак уважения. Но съемки не предполагают слишком вольной жизни. Утром меня везли на натуру - дубли, прыжки, драки. А вечером возвращали в гостиницу выжатым, как лимон. Так что у меня не было времени и сил, чтобы в полной мере вкусить плоды славы.
      - Вас обожали все женщины Советского Союза и доброй половины Европы. Но я слышал, что вы так и не женились...
      - Я не знаю, кто там сидел в кинозалах, смотрел на меня и, возможно, утирал слезу умиления. У меня, конечно, на почве моей популярности порой возникали любовные романы. Не хочу называть имен. Перефразируя вашу поговорку, скажу: зачем выносить сор из вигвама! Тем более что многие из тех девушек уже давно бабушки. А сегодня у меня есть надежная подруга. Если не лелеять каких-либо несбыточных желаний, то вполне можно быть счастливым. В жизни нельзя иметь абсолютно все. Приходится чем-то жертвовать. В карьере актера я достиг определенных высот, но моя личная жизнь сильно пострадала. Какая женщина выдержит, что ее возлюбленный все время в разъездах? Я такой не встретил.
      - В повседневных буднях вы сами себе готовите?
      - Конечно. Так вкусно, как готовлю я, ни в одном ресторане не накормят.
      - А какую кухню предпочитаете?
      - Ту, которой придерживалась моя мама. Я с детства наблюдал, как она это делала. Наши югославские, сербские блюда всегда чуть-чуть острые.
      - В Советском Союзе актеры кино получали за съемки небольшие гонорары. В Германии, наверное, с этим было получше. Легендарный Гойко Митич заработал себе на безбедную старость?
      - Если бы я работал не в социалистической ГДР, а с западными компаниями, то у меня, наверное, было бы больше денег. Но я считаю, что счастье не в деньгах. Того, что я имею, вполне достаточно для сносной жизни. Мои житейские потребности вполне сопоставимы с доходами. Для меня в жизни важен другой приз. Когда выходил очередной мой фильм, и я ездил с премьерными показами по немецким городам, то меня всюду встречали транспаранты: "Мы приветствуем нашего Гойку!" Это то, что я ценю по-настоящему. Зрительскую любовь не купишь.
       - Поэтому, наверное, вы и остались в Германии, хотя могли выбирать для жительства любую другую страну Европы, а то и Голливуд?
      - Да. Своей любовью немцы меня буквально пригвоздили к своей стране. Я мог уехать, особенно в молодости. Но остался. И не жалею об этом.
"Плохой" серб
      - А ведь в 90-е солдаты Бундесвера участвовали в военной операции НАТО против вашей родной Сербии...
      - Для меня это болезненная тема. Думаю, если бы тогда во главе России стоял Путин, этого преступления не случилось бы. А выпивавшему Ельцину было не до Сербии. Россия молчала, вот НАТО и обнаглело. Международное право было попрано самым возмутительным образом. Тогдашний министр обороны Германии заявлял, что сербы якобы держат албанских пленников за колючей проволокой на стадионе в Приштине, а президента Югославии Слободана Милошевича сравнил с Гитлером. И вот недавно я смотрел передачу по одному из центральных каналов Германии. Немецкие журналисты берут интервью у албанцев в Приштине, спрашивают, как это было, когда людей держали за колючей проволокой на стадионе? Албанцы смотрят на них недоуменно и в один голос говорят, что на их стадионе никогда ничего подобного не было. Что тут еще можно добавить?
       В Сербии живет мой младший брат Драган. Он юрист. Страна до сих пор не восстановилась после бомбардировок НАТО. В руинах стоят фабрики, заводы, мосты, жилые дома... Экономике нанесли такой урон, что она никак не встанет на ноги. Когда в 90-е меня спрашивали, кто я по национальности, я отвечал, что югослав. Теперь говорю, что я плохой серб.
      - Почему плохой?
      - В Европе теперь принято считать, что сербы плохие люди. Я - серб. Значит, тоже плохой.
Индейцы, маршалы, солдаты...
      - Как-то это не вяжется с образом благородного Чингачгука. Какие роли вам теперь предлагают играть?
      - В последнее время играл русских персонажей. В одном телефильме был маршалом Соколовским, который предъявлял ультиматум о капитуляции нацистской Германии. Действие картины происходит в послевоенной ГДР, где Соколовский командовал Группой советских войск. Там вспыхнул серьезный конфликт. Американские и русские танки выстроились друг против друга на линии, разделявшей Берлин на западный и восточный. Ситуация была критической. Стоявшие тогда у власти гражданские чиновники говорили, что нужно открывать огонь на поражение, не важно, что пострадают мирные жители. А Соколовский сказал: "Нет, никто не должен погибнуть. Стрелять будем только в воздух".
     Год назад я сыграл министра энергетики России. По нынешним кризисным временам роль знаковая. А еще раньше я играл русских солдат в военных фильмах.
    - Ваш индейский шарм сегодня востребован?
    - Да, конечно. В последние годы я снялся в четырех или пяти телефильмах по романам немецкого писателя Карла Мая. Сыграл знаменитого Виннету. Этот же образ я воссоздавал в течение 15 лет на ежегодном театральном фестивале Карла Мая в Бад-Загеберге. После 1024-го спектакля я сложил с себя почетные обязанности театрального вождя апачей. Но на этом моя индейская тема не закончилась. В Мекленбургском театре я занят в инсценировке по роману Кена Кизи "Полет над гнездом кукушки". Играю там индейца Вождя Бромдена, который в финале лишает жизни обаятельного бунтаря МакМерфи, чтобы никто не видел, каким беспомощным его сделали бесчеловечные доктора.
     Вторая моя любимая роль в театре это грек Зорба в инсценировке романа Никоса Казандзакиса. Я играю потрясающей души человека, который любит жизнь и не боится смерти.
Без дублера
      - После школы вы пошли учиться в Белградскую Академию физкультуры. Что в вашей жизни значит спорт?
      - Я хотел быть учителем физкультуры, поэтому занимался многими видами спорта: легкой атлетикой, гимнастикой, играл в футбол, гандбол. Входил даже в сборную Югославии по гребле. Позже это помогло мне в актерском деле. Я всегда снимался без дублеров. В свои 68 лет я не чувствую себя пенсионером. Каждому человеку, если он хочет оставаться здоровым, нужно движение, движение и движение. Я, например, люблю ездить за покупками на велосипеде. Для этого в нашем районе много специальных дорожек. Еще у меня есть лодка на веслах - каик. Летом часто плаваю в местных прудах. Если следить за своей физической формой, то в любом возрасте тело будет с удовольствием откликаться на нагрузку.
В Россию - с любовью
      - А давно вы последний раз ездили верхом?
      - Две недели назад на съемках.
      - В Москве вам такую забаву не предлагали?
      - Визит рассчитан всего на три дня, программа очень плотная, не до забав. Сегодня улетаю. Вчера мне показали храм Христа Спасителя. Я был потрясен масштабом этого грандиозного храма, его особой энергетикой. За 22 года, что я не был в Москве, город изменился неимоверно. Люди выглядят богаче. Опечалил лишь эпизод, когда в переходе метро старушка просила подаяние. Я дал ей денежку. Помнится, в прежней Москве таких проблем не было. Еще поразило, что на дорогах много крупногабаритных авто. Сейчас в Европе проходит кампания, чтобы люди пересаживались на малолитражные автомобили, которые не так сильно загрязняют атмосферу. И, знаете, люди с пониманием относятся к этой затее.
      - У вас хороший русский...
      - В югославской школе русский язык преподавали фундаментально, и я хорошо говорил, но в последние годы у меня было мало практики. Если стану ездить к вам чаще, то вспомню все.

      Гойко Митич родился 13 июня 1940 года в югославском городе Лесковац в крестьянской семье. Окончил Белградскую Академию физкультуры. В 1960 году дебютировал в кино каскадером в фильме "Ланселот и королева". Первую большую роль сыграл в 1964 году в фильме "Сыновья Большой Медведицы". В 1967-м был выпущен фильм "Чингачгук - Большой Змей", поставленный по роману Д.Ф.Купера "Зверобой". Через год картину закупили в СССР, и над одной шестой частью земного шара взошла звезда Гойко Митича. В конце 1960-х - начале 1970-х популярность "кино про индейцев" была сравнима разве что с тарзаноманией 1950-х. Детвора Советского Союза играла поголовно "в индейцев", а по экранам триумфально шли фильмы с Гойко Митичем: "След Сокола", "Белые волки", "Смертельная ошибка", "Оцеола", "Текумзе", "Апачи", "Ульзана". Затем последовал спад зрительского интереса к этому жанру. Ныне Гойко Митич живет в Германии, снимается на ТВ. Среди его театральных ролей: Спартак, Робин Гуд, д'Артаньян. В качестве режиссера поставил несколько детских фильмов. Вся его родня осталась на родине. Мама Гойко Митича умерла от сердечного приступа во время натовской бомбардировки Сербии. Холост. Дочери Наталье 16 лет.

Главная - Статьи